The modern view of lymphangioleiomyomatosis: etiology, pathogenesis, clinical features, diagnosis and treatment

Cover Page

Cite item

Abstract

The article presents a contemporary view of lymphangioleiomyomatosis, and is devoted to the main etiology, pathogenesis, clinical manifestations and treatment of disease.

Full Text

Введение Лимфангиолейомиоматоз (ЛАМ) - редкое прогресси- рующее системное заболевание, характеризующееся рас- пространением в легких анормальных гладкомышечных клеток (ЛАМ-клеток), которые вызывают разрушение и ки- стозную дегенерацию легочной ткани, а также внелегоч- ные поражения (инфильтрация ЛАМ-клетками грудных и абдоминальных лимфатических узлов - ЛУ, ЛУ малого та- за, в результате образуются лимфангиолейомиомы, а также происходит развитие хилоторакса и асцита, ангиомиоли- помы и др.) [1, 2]. Часто ангиомиолипомами поражаются почки, в меньшей степени установлено поражение селе- зенки и печени [3, 4]. Различают спорадический ЛАМ и ЛАМ, возникший на фоне туберозного склероза (ТС), так называемый ЛАМ, ас- социированный с ТС. В 85-90% случаев преобладает спорадический ЛАМ. Распространенность составляет приблизительно 1-5 случаев на 1 млн женщин. Спорадическим ЛАМ преиму- щественно страдают пациентки детородного возраста, средний возраст начала заболевания составляет 34 года [5-8]. В недавних исследованиях было сообщено, что ассо- циированный ЛАМ с ТС встречается у около 10% мужчин и 30% женщин [9-11]. Этиопатогенез В настоящее время происхождение ЛАМ-клеток остается неясным. В основе ЛАМ лежат мутации в генах TSC [11]. Кистозные изменения в легких при спорадическом ЛАМ и ассоцииро- ванным ЛАМ с ТС неотличимы [12, 13]. Развитие ТС определяется двумя генами, локализован- ными в участке 34 длинного плеча 9-й хромосомы (ТС 1-го типа TSC1, кодирует белок гамартин) и в участке 13 ко- роткого плеча 16-й хромосомы (ТС 2-го типа TSC2, коди- рует белок туберин) [15]. При ТС мутации в генах TSC обнаруживаются в эмбрио- нальной линии, а у пациентов со спорадическим ЛАМ не выявляются. Мутации в генах TSC найдены в легких и поч- ках у больных со спорадическим ЛАМ [16]. Эти данные по- казывают, что соматические мутации в любой TSC2-аллели (чаще) или TSC1-аллели после зачатия вызывают споради- ческий ЛАМ и могут привести к дефекту или дефициту ту- берина и гамартина [17, 18]. Отсутствие или дисфункция туберина или гамартина в итоге могут запустить активацию (фосфорилирова- ние) двух белков S6 и eIF4E, которые вовлечены в регу- ляцию трансляции белка, а также фермента серин- треонинкиназы («мишень рапамицина млекопитаю- щих»; mammalian target of rapamycin - mTOR), которая является основным регулятором клеточного роста и пролиферации. Результатом этой активации становит- ся стимуляция синтеза белка, миграции и роста клеток [19-21]. Клиническая картина В течение многих лет заболевание может носить бес- симптомный характер. В клинической картине ЛАМ преобладают респиратор- ные жалобы [22, 23]. Одышка встречается примерно у 87% всех больных. Этот симптом нередко выступает как клиническое начало забо- левания и носит медленный, но неуклонно прогрессирую- щий характер [24-26]. Примерно у 82% пациентов с ЛАМ первым проявлением заболевания становится спонтанный пневмоторакс. Ча- стота рецидива пневмоторакса после первого эпизода со- ставляет около 75%. В 66% случаев пневмоторакс возни- кает повторно. Часто пациенты до постановки диагноза ЛАМ уже имеют 2 пневмоторакса [25, 26]. Нередко клиническим дебютом ЛАМ выступает хилото- ракс - скопление хилезной жидкости в плевральной по- лости с одной или обеих сторон. Хилоторакс при ЛАМ может протекать почти бессимптомно, но может приводить к появлению и/или усилению одышки. Другие признаки и симптомы ЛАМ могут присутство- вать вначале или развиваться по мере прогрессирова- ния заболевания. К ним относятся кашель, кровохар- канье, боль в грудной клетке, усталость, внеторакаль- ные хилезные проявления (хилезный асцит, хилопери- кардит, хилорея, хилурия, лимфатическая метрорея) [27]. К внелегочным проявлениям ЛАМ также относятся ан- гиомиолипомы почек, абдоминальная лимфаденопатия и лимфангиолейомиомы. Диагностические критерии В 2010 г. группой экспертов по инициативе Европейско- го респираторного общества подготовлено руководство по диагностике и лечению ЛАМ [3]. Выделяют определенный, вероятный или возможный ЛАМ. Определенный ЛАМ: Характерная или сходная с ЛАМ картина изменений в легких на компьютерной томографии высокого разре- шения (КТВР) и свойственная ЛАМ патологическая кар- тина в биоптате легкого. Или Характерная картина изменений в легких на КТВР в со- четании с одним из следующих признаков: ангиомиолипома в почках; хилезный выпот в плевральной или брюшной полости; лимфангиолейомиома; поражение ЛАМ ЛУ; ТС. Вероятный ЛАМ: Характерная картина изменений в легких на КТВР и ти- пичное клиническое течение заболевания. Сходная с ЛАМ картина изменений в легких на КТВР в сочетании с одним из следующих признаков: ангиомио- липома в почках, хилезный выпот в плевральной или брюшной полости. Возможный ЛАМ: Характерная или сходная с ЛАМ картина изменений в легких на КТВР. Лучевая диагностика ЛАМ Наиболее предпочтительно для обнаружения ЛАМ про- ведение КТВР [3]. Характерными признаками ЛАМ являются четко очерченные округлые тонкостенные кисты, располо- женные симметрично, равномерно в обоих легких [7, 28]. Размеры кист могут варьировать от 1 до 45 мм в диаметре, количество - от единичных кист до почти полного заме- щения ими легочной паренхимы, толщина стенки кист мо- жет колебаться от почти невидимой до 2 мм, реже - до 4 мм [6, 29] (см. рисунок). Компьютерная томография легких при ЛАМ Поражения центральной нервной системы, такие как корковые или субэпендимальные бугорки и астроцитомы, распространены у пациентов с ТС, в том числе с ассоции- рованным ЛАМ с ТС, но обычно отсутствуют у больных со спорадическим ЛАМ. Функция внешнего дыхания Лица с ЛАМ могут иметь нормальные показатели функ- ции внешнего дыхания, однако часто выявляются измене- ния по обструктивному типу, снижение показателей диф- фузионной способности легких (DLCO). Уменьшение DLCO выявляется у большей части больных, чем падение объема форсированного выдоха за 1-ю секун- ду (ОФВ1), и служит более чувствительным индикатором заболевания на ранней стадии. Дополнительные маркеры ЛАМ Последние исследования сосредоточены на поиске био- маркеров для диагностики ЛАМ. Особый интерес пред- ставляет определение в сыворотке крови факторов роста эндотелия сосудов (vascular endothelial growth factor - VEGF) типов C (VEGF-C) и D (VEGF-D) [19]. В нескольких исследованиях было отмечено, что VEGF-D повышен у лиц с ЛАМ по сравнению со здоровыми людьми или с пациентами с другими кистозными поражениями ле- гочной ткани [20]. Уровень в сыворотке VEGF-D по крайней мере более 800 пг/мл у больных с характерными кистозны- ми изменениями на КТВР позволяет установить диагноз ЛАМ с чувствительностью и специфичность 60 и 100% со- ответственно [30]. В связи с этим в будущем эти данные в сочетании с типичной картиной ЛАМ по данным КТВР мо- гут помочь для неинвазивной диагностики ЛАМ [6]. Биопсийное исследование легких Диагноз ЛАМ наиболее достоверен при наличии морфо- логического подтверждения и иммуногистохимического окрашивания HMB45. Получение биопсийного материала трансбронхиально посредством бронхоскопии с соответствующим иммуноги- стохимическим окрашиванием в некоторых случаях пред- ставляет собой альтернативу хирургической биопсии [31]. При трансбронхиальной биопсии диагноз ЛАМ устанав- ливается более чем в 60% случаев, но вопрос о безопасно- сти бронхоскопии для пациентов с ЛАМ остается откры- тым [32-34]. Однако «золотым стандартом» для постановки диагноза ЛАМ остается видеоторакоскопическая биопсия легких. Необходимость в проведении хирургической биопсии мо- жет сократиться до 15-20% при проведении определения в сыворотки крови VEGF-D, магнитно-резонансной томо- графии, компьютерно-томографической диагностики брюшной полости, трансбронхиальной биопсии с получе- нием данных, характерных для ЛАМ [32-34]. Лечение пациентов с ЛАМ Общие положения Информирование о риске пневмоторакса: всех пациен- ток с ЛАМ (как со спорадическим, так и при ТС) даже с от- сутствием симптомов следует предупреждать о возмож- ности возникновения пневмоторакса и необходимости срочно обратиться за медицинской помощью при по- явлении его признаков [3]. Рекомендации относительно беременности: всех жен- щин, включая тех, у кого симптомы отсутствуют или вы- ражены минимально, необходимо информировать о по- вышенных рисках развития во время беременности пневмоторакса, хилоторакса, кровотечения из ангио- миолипом, а также об ускорении падения функции лег- ких [7, 35-39, 40]. Отказ от приема эстрогенов: больным с ЛАМ следует из- бегать приема эстрогенов, включая комбинированные оральные контрацептивы и заместительную гормоноте- рапию [3]. Эстрогенсодержащие препараты могут иметь неблагоприятные эффекты [41]. Информирование об авиаперелетах: пациенткам с мини- мально выраженными симптомами спорадического или ассоциированного с ТС ЛАМ воздушные перелеты не противопоказаны. Им следует воздерживаться от переле- тов до оценки специалистом вновь появившихся респи- раторных симптомов. Женщинам с выраженным ЛАМ следует определить необходимость кислородной под- держки во время перелета и посоветовать воздерживать- ся от перелетов до оценки специалистом вновь появив- шихся респираторных симптомов. Пациенткам с нали- чием пневмоторакса или перенесшим его в течение пре- дыдущего месяца авиаперелеты противопоказаны [3]. Медикаментозная терапия В настоящее время нет эффективного лечения ЛАМ [42]. Антиэстрогенная терапия, которая широко приме- нялась при лечении ЛАМ в течение последних десятиле- тий, оказалась в большинстве случаев неэффективной и остается недоказанным методом терапии [7, 43, 44]. Дву- стороннее удаление яичников также не продемонстри- ровало замедления темпов снижения функции легких при ЛАМ [5-7]. Несмотря на широкое использование прогестерона при ЛАМ, рандомизированные плацебо-контролируе- мые исследования, такого лечения не проводились. Ре- зультаты ряда наблюдений позволяют предполагать, что у некоторых пациенток подобная терапия эффективна. Прогестерон (внутрь или внутримышечно) не следует рутинно применять у лиц с ЛАМ. В случаях быстрого ухудшения функции легких или симптомов может быть назначена пробная терапия прогестероном внутримы- шечно. Лечение прогестероном следует продолжать 12 мес, каждые 3 мес исследуя функцию легких. Если вы- раженность симптомов и темпы падения функции лег- ких в течение года не уменьшаются, терапию следует прекратить [3]. Пациентам с бронхиальной обструкцией показано пробное назначение бронхолитиков, и в случае наступле- ния эффекта их применение следует продолжить [3]. Наиболее перспективными в консервативной терапии ЛАМ являются ингибиторы mTOR (сиролимус, эвероли- мус). Имеющиеся немногочисленные исследования, по- священные терапии ЛАМ, свидетельствуют об эффектив- ности лечения ингибиторами mTOR. Терапия ингибитора- ми mTOR приводила к уменьшению объема ангиомиоли- пом, лимфангиолейомиом, улучшению или стабилизации функции легких, уменьшению или прекращениию хилез- ного выпота, улучшению качества жизни. По результатам, полученным в исследованиях CAST, MILES и т.д., можно сделать вывод, что ингибиторы mTOR снижают проникновение ЛАМ-клеток или подавляют про- лиферацию в органах, но не индуцируют апоптоз ЛАМ- клеток. В связи с этим вполне возможно, что терапия инги- биторами mTOR должна проводиться непрерывно для предотвращения прогрессирования заболевания [45]. Результаты ретроспективных исследований показали влияние на клиническое течение ЛАМ как низкой кон- центрации ингибиторов mTOR (менее 5 нг/мл), так и обычной (5-15 нг/мл) дозы [46]. Учитывая возможность практической пользы от лечения ингибиторами mTOR, несмотря на отсутствие научного обоснования его применения, возможно их назначение отдельным пациентам, а именно больным с нарушением функции легких, быстрым снижением ОФВ1 или DLCO, лимфатическими осложнениями. В период терапии ингибиторами mTOR необходимо внимательно следить за переносимостью препарата и каж- дые 3 мес контролировать показатели функции дыхания. Лечение ингибиторами mTOR должно проводиться только в специализированных медицинских учреждениях, в кото- рых занимаются терапией и наблюдением лиц с ЛАМ [3]. Кислородотерапия Артериальная гипоксемия часто встречается при ЛАМ, особенно по мере прогрессирования заболевания. Иссле- дование газового состава артериальной крови может быть выполнено при первоначальном обследовании пациентов с ЛАМ для получения исходных данных и у лиц с тяжелым заболеванием, в частности перед направлением на транс- плантацию легких (ТЛ) [3]. На основе экстраполяции данных по хронической об- структивной болезни легких использование кислорода может продлить жизнь пациентов с ЛАМ с гипоксемией: PaO2≤55 мм рт. ст. и SaO2≤88%. PaO2 55-59 мм рт. ст. и SaO2 89% при наличии легочной гипертензии, отеков, полицитемии (Ht>55%) Лечение хилоторакса Метод терапии хилоторакса выбирают с учетом объема выпота, клинических проявлений и сопутствующих забо- леваний. Для уменьшения выработки хилезной жидкости пациентам назначают безжировую диету (возможно, с до- бавлением среднецепочечных триглицеридов) или безжи- ровое парентеральное питание. Выбор вмешательства для лечения манифестного хилоторакса проводят индивиду- ально с учетом объема выпота, склонности к рецидиву, со- стояния больного и возможности ТЛ в будущем [3]. Терапия пневмоторакса Пневмоторакс, возникающий у большинства пациентов, служит причиной длительных госпитализаций и часто ре- цидивирует. При консервативном лечении рецидивы пневмоторакса развиваются чаще, чем после плевродеза. ТЛ у пациентов, ранее подвергавшихся торакальным опе- рациям, связана с техническими сложностями и более вы- соким риском кровотечения во время операции [3]. Трансплантация легких По поводу ЛАМ проводят 1,1% всех трансплантаций. ЛАМ является более благоприятным заболеванием по сравнению с другими показаниями для ТЛ. В недавнем ис- следовании выживаемость больных после ТЛ по поводу ЛАМ составила 86% через 1 год, 76% - через 3 года и 65% - через 5 лет [47-50]. В качестве основных показаний для ТЛ рассматривают: дыхательную недостаточность, требую- щую назначения кислородотерапии, гиперкапнию, легоч- ную гипертензию [51]. Прогноз и течение ЛАМ Темпы и факторы прогрессирования заболевания в каж- дом конкретном случае предсказать сложно. Среднегодо- вой темп снижения ОФВ1 и DLCO в одном исследовании был 75±9 и 0,69±0,07 мл/мин/мм рт. ст. соответственно [52]. В другой серии исследований снижение ОФВ1 было значительно выше, от 100 до 120 мл в год [7, 53, 54]. Оценка выживаемости по разным данным сильно варь- ирует. Отмечена тенденция последних лет к увеличению выживаемости, что может быть связано с широким приме- нением компьютерно-томографической диагностики и раннего обнаружения кистозной дегенерации легочной ткани. Клиническое течение ЛАМ сильно варьирует, но, как правило, медленно прогрессирующее, с 10-летней выжи- ваемостью приблизительно от 80 до 90%; медианы выжи- ваемости после появления симптомов приближаются к 30 годам [5-7, 9, 11, 55-57].
×

About the authors

M. A Makarova

Insitute of pulmonology; City Clinical Hospital №57 of the Department of Health of Moscow

Email: mma123@list.ru

S. N Avdeev

Insitute of pulmonology; City Clinical Hospital №57 of the Department of Health of Moscow

Email: serg_avdeev@list.ru

Z. M Merzhoeva

Insitute of pulmonology

Email: Zamira.merzhoeva@bk.ru
105007, Russian Federation, Moscow, ul. 11-ia Parkovaia, d. 32, korp. 4

References

  1. Meraj R, Wikenheiser-Brokamp K.A, Young L.R et al. Lymphangioleiomyomatosis: new concepts in pathogenesis, diagnosis, and treatment. Semin Respir Crit Care Med 2012; 33: 486-97.
  2. Ando K, Tobino K, Kurihara M et al. Quantitative CT analysis of small pulmonary vessels in lymphangioleiomyomatosis. Eur J Radiol 2012; 81: 3925-30.
  3. Johnson S.R, Cordier J.F, Lazor R et al. European Respiratory Society guidelines for the diagnosis and management of lymphangioleiomyomatosis. Eur Respir J 2010; 35: 14-26.
  4. Mc Cormack F.X. Lymphangioleiomyomatosis: a clinical update. Chest 2008; 133: 507.
  5. Taylor J.R, Ryu J, Colby T.V et al. Lymphangioleiomyomatosis. Clinical course in 32 patients. N Engl J Med 1990; 323: 1254-60.
  6. Kitaichi M, Nishimura K, Itoh H et al. Pulmonary lymphangioleiomyomatosis: a report of 46 patients including a clinicopathologic study of prognostic factors. Am J Respir Crit Care Med 1995; 151: 527-33.
  7. Urban T, Lazor R, Lacronique J et al. Pulmonary lymphangioleiomyomatosis. A study of 69 patients. Groupe d’Etudes et de Recherche sur les Maladies “Orphelines” Pulmonaires (GERM”O”P). Medicine (Baltimore) 1999; 78: 321-37.
  8. Sieker H.O, Jr Mc Carty K.S. Lymphangiomyomatosis: a respiratory illness with an endocrinologic therapy. Trans Am Clin Climatol Assoc 1987; 99: 57-67.
  9. Franz D.N, Brody A, Meyer C et al: Mutational and radiographic analysis of pulmonary disease consistent with lymphangioleiomyomatosis and micronodular pneumocyte hyperplasia in women with tuberous sclerosis. Am J Respir Crit Care Med 2001; 164: 661-8.
  10. Costello L.C, Hartman T.E, Ryu J.H. High frequency of pulmonary lymphangioleiomyomatosis in women with tuberous sclerosis complex. Mayo Clin Proc 2000; 75: 591-4.
  11. Moss J, Avila N.A, Barnes P.M et al. Prevalence and clinical characteristics of lymphangioleiomyomatosis (LAM) in patients with tuberous sclerosis complex. Am J Respir Crit Care Med 2001; 164: 669-71.
  12. Astrinidis A, Henske E.P. Tuberous sclerosis complex: linking growth and energy signaling pathways with human disease. Oncogene 2005; 24: 7475-81.
  13. Cornog J.L.Jr, Enterline H.T. Lymphangiomyoma, a benign lesion of chyliferous lymphatics synonymous with lymphangiopericytoma. Cancer 1966; 19: 1909-30.
  14. Stovin P.G, Lum L.C, Flower C.D et al: The lungs in lymphangiomyomatosis and in tuberous sclerosis. Thorax 1975; 30: 497-509.
  15. Kwiatkowski D.J, Reeve M.P, Cheadle J.P, Sampson J.R. Molecular Genetics. In: Nuberous Sclerosis complex: from Basic Science to Clinical Phenotypes. Ed: P.Curatolo. London: Mac Keith Press, 2003; p. 228-63.
  16. Astrinidis A, Khare L, Carsillo T et al. Mutational analysis of the tuberous sclerosis gene TSC2 in patients with pulmonary lymphangioleiomyomatosis. J Med Genet 2000; 37: 55-7.
  17. Franz D.N, Brody A, Meyer C et al. Mutational and radiographic analysis of pulmonary disease consistent with lymphangioleiomyomatosis and micronodular pneumocyte hyperplasia in women with tuberous sclerosis. Am J Respir Crit Care Med 2001; 164: 661-8.
  18. Jones A.C, Shyamsundar M.M, Thomas M.W et al. Comprehensive mutation analysis of TSC1 and TSC2 and phenotypic correlations in 150 families with tuberous sclerosis. Am J Hum Genet 1999; 64: 1305-15.
  19. Harari S et al. Lymphangioleiomyomatosis: what do we know and what are we looking for? Eur Respir Rev 2011; 20 (119): 34.
  20. Juvet S.C, Mc Cormack F.X, Kwiatkowski D.J et al. Molecular pathogenesis of lymphangioleiomyomatosis: lessons learned from orphans. Am J Respir Cell Mol Biol 2007; 36: 398-408.
  21. Taveira-Da-Silva A.M, Moss J. Progress in the treatment of lymphangioleiomyomatosis: from bench to bedside. Rev Port Pneumol 2012; 18: 142-4.
  22. Taylor J.R, Ryu J, Colby T.V et al: Lymphangioleiomyomatosis. Clinical course in 32 patients. N Engl J Med 1990; 323: 1254-60.
  23. Kim N.R, Chung M.P, Park C.K et al. Pulmonary lymphangioleiomyomatosis and multiple hepatic angiomyolipomas in a man. Pathol Int 2003; 53: 231-5.
  24. Cudzilo C.J, Szczesniak R.D, Brody A.S et al. Lymphangioleiomyomatosis screening in women with tuberous sclerosis. Chest 2013.
  25. Johnson S.R, Tattersfield A.E. Clinical experience of lymphangioleiomyomatosis in the UK. Thorax 2000; 55: 1052-7.
  26. Almoosa K.F, Ryu J.H, Mendez J et al. Management of pneumothorax in lymphangioleiomyomatosis: effects on recurrence and lung transplantation complications. Chest 2006; 129: 1274-81.
  27. Moua T, Olson E.J, St Jean H.C et al. Resolution of chylous pulmonarycongestion and respiratory failure in lymphangioleiomyomatosis with sirolimus therapy. Am J Respir Crit Care Med 2012; 186: 389-90.
  28. Chu S.C, Horiba K, Usuki J et al. Comprehensive evaluation of 35 patients with lymphangioleiomyomatosis. Chest 1999; 115: 1041-52.
  29. Sullivan E.J. Lymphangioleiomyomatosis: a review. Chest 1998; 114: 1689-703.
  30. Young L.R, Vandyke R, Gulleman P.M et al. Serum vascular endothelial growth factor - d prospectively distinguishes lymphangioleiomyomatosis from other diseases. Chest 2010; 138: 674-81.
  31. Jr Guinee D.G, Feuerstein I, Koss M.N et al. Pulmonary lymphangioleiomyomatosis. Diagnosis based on results of transbronchial biopsy and immunohistochemical studies and correlation with highresolution computed tomography findings. Arch Pathol Lab Med 1994; 118: 846-9.
  32. Meraj R, Wikenheiser-Brokamp K.A, Young L.R et al. Utility of transbronchial biopsy in the diagnosis of lymphangioleiomyomatosis. Front Med 2012; 6: 395-405.
  33. Harari S, Torre O, Cassandro R et al. Bronchoscopic diagnosis of Langerhans cell histiocytosis and lymphangioleiomyomatosis. Respir Med 2012; 106: 1286-92.
  34. Ye L, Jin M, Bai C. Clinical analysis of patients with pulmonary lymphangioleiomyomatosis (PLAM) in mainland china. Respir Med 2010; 104: 1521-6.
  35. Hughes E, Hodder R.V. Pulmonary lymphangiomyomatosis complicating pregnancy. A case report. J Reprod Med 1987; 32: 553-7.
  36. Yockey C.C, Riepe R.E, Ryan K. Pulmonary lymphangioleiomyomatosis complicated by pregnancy. Kans Med 1986; 87: 277-8, 293.
  37. Sleiman C, Mal H, Jebrak G et al. Pulmonary lymphangiomyomatosis treated by single lung transplantation. Am Rev Respir Dis 1992; 145: 964-6.
  38. Kerr L.A, Blute M.L, Ryu J.H et al. Renal angiomyolipoma in association with pulmonary lymphangioleiomyomatosis: forme fruste of tuberous sclerosis? Urology 1993; 41: 440-4.
  39. Johnson S.R, Tattersfield A.E. Pregnancy in lymphangioleiomyomatosis. Am J Respir Crit Care Med 1998; 157: A807.
  40. Johnson S.R, Tattersfield A.E. Clinical experience of lymphangioleiomyomatosis in the UK. Thorax 2000; 55: 1052-7.
  41. Shen A, Iseman M.D, Waldron J.A et al: Exacerbation of pulmonary lymphangioleiomyomatosis by exogenous estrogens. Chest 1987; 91: 782-5.
  42. Kim N.R, Chung M.P, Park C.K et al. Pulmonary lymphangioleiomyomatosis and multiple hepatic angiomyolipomas in a man. Pathol Int 2003; 53: 231-5.
  43. Juvet S.C, Mc Cormack F.X, Kwiatkowski D.J et al. Molecular pathogenesis of lymphangioleiomyomatosis: lessons learned from orphans. Am J Respir Cell Mol Biol 2007; 36: 398-408.
  44. Cordier J.F, Johnson S.R. Orphan Lung Diseases. Ed. By J.F.Cordier. Eur Respir Mon 2011; 54: 46-83
  45. Taveira-Da-Silva A.M, Hathaway O, Stylianou M et al. Changes in lung function and - chylous effusions in patients with lymphangioleiomyomatosis treated with sirolimus. Ann Intern Med 2011; 154: 797-805, W-292-3.
  46. Katsutoshi A, Masatoshi K, Hideyuki K et al. The efficacy and safetyoflow - dosesirolimusfor treatment oflymphangioleiomyomatosis. Respir Investig 2013; 51: 175-83.
  47. Nine J.S, Yousem S.A, Paradis I.L et al. Lymphangioleiomyomatosis: recurrence after lung transplantation. J Heart Lung Transplant 1994; 13: 714-9.
  48. O’Brien J.D, Lium J.H, Parosa J.F et al. Lymphangioleiomyomatosis recurrence in the allograft after single lung transplantation. Am J Respir Crit Care 1995; 151: 2033-6.
  49. Bittmann I, Rolf B, Amann G et al. Recurrence of lymphangioleiomyomatosis after single lung transplantation: new insights into pathogenesis. Hum Pathol 2003; 34: 95-8.
  50. Karbowniczek M, Astrinidis A, Balsara B.R et al. Recurrent lymphangiomyomatosis after transplantation: genetic analyses reveal a metastatic mechanism. Am J Respir Crit Care Med 2003; 167: 976-82.
  51. Orens J.B, Estenne M, Arcasoy S et al. International guidelines for the selection of lung transplant candidates: 2006 update - a consensus report from the Pulmonary Scientific Council of the International Society for Heart and Lung Transplantation. J Heart Lung Transplant 2006; 25: 745-55.
  52. Taveira-Da-Silva A.M, Steagall W.K, Moss J. Lymphangioleiomyomatosis. Cancer Control 2006; 13: 276-85.
  53. Lazor R, Valeyre D, Lacronique J et al. Low initial KCO predicts rapid FEV1 decline in pulmonary lymphangioleiomyomatosis. Respir Med 2004; 98: 536-41.
  54. Johnson S.R, Tattersfield A.E. Decline in lung function in lymphangioleiomyomatosis: relation to menopause and progesterone treatment. Am J Respir Crit Care Med 1999; 160: 628-33.
  55. Hayashida M, Seyama K, Inoue Y et al. The epidemiology of lymphangioleiomyomatosis in Japan: a nationwide cross - sectional study of presenting features and prognostic factors. Respirology 2007; 12: 523-30.
  56. Matsui K, Beasley M.B, Nelson W.K et al. Prognostic significance of pulmonary lymphangioleiomyomatosis histologic score. Am J Surg Pathol 2001; 25: 479-84.
  57. Oprescu N, Mc Cormack F.X, Byrnes S et al. Clinical predictors of mortality and cause of death in lymphangioleiomyomatosis: a population - based registry. Lung 2013; 191: 35-42.

Copyright (c) 2015 Consilium Medicum

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.

СМИ зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации СМИ: серия ПИ № ФС77-63969 от 18.12.2015. 
СМИ зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации СМИ: серия
ЭЛ № ФС 77 - 69134 от  24.03.2017.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies