The role and place of nutraceuticals in complex therapy of idiopathic male infertility

Cover Page

Cite item

Abstract

Infertility is a global problem affecting 15% of sexually active traditional couples worldwide. Recently, male infertility has become equal in frequency to female infertility - the frequency of the "male" factor in family infertility reaches 40-50% and continues to increase. In 40-60% of cases there is a single anomaly - a pathological spermogram, and with a comprehensive objective and laboratory study of other anomalies, it is not determined. Infertility with undetected causes of impaired fertility is called unspecified or idiopathic. The use of nutraceuticals or biologically active additives, due to the active components of their composition, is a justified therapeutic approach to improving sperm and male fertility. The review discusses the influence of various components of nutraceuticals - trace elements (zinc, selenium), amino acids (L-arginine), vitamins (C, E, B8, B12, D, folic acid, L-carnitine, ubiquinone) used in the complex treatment of male infertility. All the above active components of nutraceuticals that positively affect male fertility, including vitamin D3, are part of the Virfertil® nutraceutical. Key words: male infertility, idiopathic male infertility, nutraceuticals, trace elements, vitamins, colecalciferol, amino acids, Virfertil. For citation: Makushin D.G., Belkina L.V., Trukhan D.I. The role and place of nutraceuticals in complex therapy of idiopathic male infertility. Consilium Medicum. 2020; 22 (6): 50-57. DOI: 10.26442/20751753.2020.6.200254

Full Text

По определению Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) бесплодием считается неспособность соматически здоровой семейной пары репродуктивного возраста, сексуально активной, не применяющей контрацептивных средств пары достичь зачатия в течение 12 мес регулярной половой жизни [1, 2]. В российских клинических рекомендациях «Мужское бесплодие» бесплодие предлагается рассматривать как заболевание, характеризующееся невозможностью достичь беременности после 12 мес регулярной половой жизни без контрацепции вследствие нарушения способности субъекта к репродукции, либо индивидуальной, либо совместно с его/ее партнером [3]. На сегодняшний день бесплодие - не только актуальная медицинская, но и социальная мировая проблема. Каждая 4-5-я традиционная супружеская пара сталкивается с проблемой зачатия ребенка, и она затрагивает как женщин, так и мужчин в равной степени. Около 15% сексуально активных пар, по данным ВОЗ, обращаются за медицинской помощью по поводу бесплодия [1, 2]. Частота бесплодных браков в мире катастрофически растет: в Европе и США она составляет 15%, в Канаде - 17%, а в России колеблется от 8 до 17,2% в разных регионах [3-5]. В последнее время мужское бесплодие сравнялось по частоте с женским - частота «мужского» фактора в семейном бесплодии достигает 40-50% и продолжает увеличиваться [5-10]. Прогноз в отношении мужского фактора семейного бесплодия сегодня неутешительный, поскольку в популяции здоровых мужчин на протяжении последних 50 лет отмечается прогрессивное снижение количества и качества сперматозоидов [1, 3, 11-14]. Проблема мужского бесплодия активно изучается во всем мире. Так, в базе данных PubMed на октябрь 2015 г. по запросу «male infertility» (мужское бесплодие) имелось 38 120 статей, из них более 700 работ, опубликованных течение года [15], о росте актуальности этой проблемы свидетельствуют результаты аналогичного запроса от 02.07.2020 -49 408 статей, из них 1832 за последний год [16]. Установлено, что причины мужского бесплодия так же, как и женского, очень разнообразны. Мужское бесплодие может развиться вследствие [3]: врожденных или приобретенных нарушений развития мочеполовых органов; злокачественных опухолей; инфекционно-воспалительных заболеваний мочеполовой системы; повышения температуры в мошонке (например, при варикоцеле); нарушения эрекции или эякуляции, эндокринных нарушений; генетических отклонений; иммунологических факторов или быть идиопатическим (отсутствуют известные причины). Идиопатическое мужское бесплодие За последнее десятилетие выяснены этиология, патогенез, разработаны эффективные методы лечения многих заболеваний и патологических состояний, приводящих к мужскому бесплодию. Вместе с тем в 40-60% случаев имеется единственная аномалия - патологическая спермограмма, а при комплексном объективном и лабораторном исследовании других аномалий не определяется. Бесплодие с невыявленными (неизвестными) причинами нарушения фертильности называют неуточненным, или идиопатическим [1, 3]. Согласно современным данным частота идиопатического мужского бесплодия в Европе составляет до 31-44% от всех случаев мужского бесплодия [4, 17], в России она выше, что связано с низким качеством этиологической диагностики мужского бесплодия [18]. Идиопатические формы мужского бесплодия могут быть вызваны такими факторами, как хронический стресс [17-19], эндокринные нарушения вследствие загрязнения окружающей среды [20-25], хронические интоксикации [26, 27], генетические аномалии [10, 17]. Проблему бесплодия в паре целесообразно решать не изолированно, а совместно урологам и гинекологам - специалистам двух смежных специальностей при участии врача общей практики/терапевта. Пациентам с идиопатическим мужским бесплодием для улучшения показателей эякулята и повышения вероятности зачатия рекомендуется соблюдение здорового образа жизни [3]. Оксидативный стресс В экономически развитых странах рост мужского бесплодия связывают с воздействием на репродуктивную систему целого ряда неблагоприятных алиментарных, профессиональных, психологических и медико-социальных факторов, ведущих к повышению общей морбидности современной популяции, среди которых в настоящее время бесспорным лидером является метаболический синдром [28-30], часто приводящий к сахарному диабету 2-го типа и андрогенному дефициту у мужчин и в результате существенно повышающий риск развития у них оксидативного спермального стресса [31, 32], который рассматривается в качестве одного из наиболее важных патогенетических механизмов развития мужского бесплодия. Причиной развития оксидативного (окислительного) стресса является аномальное накопление молекул, содержащих кислород в невосстановленной форме (Reactive Oxygen Species) - активных форм кислорода (АФК). В норме появление АФК сбалансировано действием различных антиоксидантных систем, однако при заболеваниях в ткани яичек имеет место избыток АФК, которые поражают чувствительные к окислительному стрессу клетки сперматогенеза. Наиболее активно синтез АФК происходит в лейкоцитах и незрелых гаметах, что объясняет подтвержденное рядом исследований значение окислительного стресса в развитии бесплодия при варикоцеле, воспалительных заболеваниях мужской половой системы и гормональных нарушениях [33, 34]. Антиоксидантная система семенных канальцев включает в себя мелкие молекулы (токоферолы, каротены, аскорбиновую кислоту), ферменты (супероксид-дисмутаза, каталаза, глутатионпероксидаза) и белки-хелаторы (трансферрин, лактоферрин, церулоплазмин) [35]. При развитии дисбаланса и усилении окислительного стресса АФК выходят из-под контроля антиоксидантной системы, повреждают различные структуры клеток сперматогенеза, включая ДНК, мембраны и различные внутриклеточные белки. Результатом этого процесса в яичках является повреждение сперматозоидов, приводящее к их гибели, нарушениям структуры и/или функциональных качеств (подвижности и способности к оплодотворению) [36-38]. Потенциальной причиной идиопатического бесплодия считается дефицит микроэлементов и витаминов в организме. В многочисленных исследованиях продемонстрировано, что именно дефицит микроэлементов и витаминов (либо нарушение их обмена) в результате изменения среды обитания современного человека, характера его питания и образа жизни усугубляет оксидативный стресс и обусловливает развитие нарушений в репродуктивной системе мужчин [4, 32, 39-42]. Участие оксидативного стресса в патогенезе мужского бесплодия предопределило изучение эффективности различных антиоксидантов (витаминов, микроэлементов) в лечении данного заболевания [5, 18, 43-45]. Антиоксиданты защищают организм от свободных радикалов, которые образуются в организме в ходе как физиологических, так и патологических процессов [46]. Нутрицевтики Витамины и микроэлементы относятся к нутрицевтикам - одной из подгрупп биологически активных добавок (БАД). Две другие подгруппы представлены парафармацев-тиками и эубиотиками. Нутрицевтики - это природные ингредиенты пищи, такие как витамины или близкие их предшественники (например, b-каротин и другие каротиноиды), полиненасыщенные жирные кислоты, некоторые минеральные вещества и микроэлементы - кальций, железо, цинк, селен, магний, йод, фтор, отдельные аминокислоты, некоторые моно- и дисахариды, пищевые волокна (целлюлоза, пектины и т.п.) и ряд других компонентов. В нашей стране фармацевтические продукты, содержащие микроэлементы и витамины, длительное время принято регистрировать только как лекарственные препараты. Другая ситуация сложилась в большинстве стран Европы, где витамины и микроэлементы считаются добавками к пище, которые могут продаваться и в супермаркетах, только если их дозировка остается в определенных пределах [47]. Наиболее оптимальным считается использование комплексных нутрицевтиков. Рассмотрим основные компоненты, входящие в их состав. Микроэлементы Цинк. К роли цинка в развитии и функционировании мужской половой системы в течение длительного времени приковано значительное внимание [48-59]. Цинк является необходимым компонентом для синтеза основного мужского гормона тестостерона и фолликулостимулирующего гормона, которые отвечают за выработку спермы [48-52]. Цинк играет важную роль в нормальном развитии яичек [52]. Цинк - кофактор более чем 80 ферментов и имеет большое значение для устойчивости таких макромолекул, как рибонуклеиновая кислота и ДНК, а также для синтеза белка, деления клеток и стабильности клеточных мембран [52, 53]. Кроме того, цинк входит в состав супер-оксиддисмутазы, одного их ключевых антиоксидантных ферментов. Концентрация цинка в мужской половой системе значительно превышает таковую в других органах и тканях. Цинк преимущественно секретируется предстательной железой, однако он также в существенном количестве содержится в созревающих сперматозоидах, где его концентрация взаимосвязана с уровнем потребления кислорода и стабильностью ядерного хроматина [50]. Цинк активирует глутатионпероксидазу, которая необходима для нормального созревания и подвижности сперматозоидов, а также участвует в регуляции активности других ферментов спермоплазмы, способствует регуляции процессов коагуляции и разжижения эякулята [55]. Дефицит цинка может приводить к серьезному повреждению яичек: атрофии канальцев и торможению дифференцировки сперматид [48, 54]. Прием цинка больными идиопатическим мужским бесплодием в течение 45-50 дней приводит к существенному увеличению концентрации сперматозоидов, а также к повышению уровней тестостерона крови [49, 51]. Назначение препаратов цинка мужчинам с астено- и/или олигозооспермией приводит к улучшению большинства показателей спермограммы, включая концентрацию сперматозоидов, их подвижность и число морфологически нормальных форм [52]. Витамин Е признан синергистом цинка, взаимно биохимически усиливающим метаболизм и терапевтический эффект [60]. Селен. Селен необходим для работы половой системы, является активным антиоксидантом, особенно если поступает в организм одновременно с витамином Е [61, 62]. Селен замещает серу в составе аминокислот цистеина и метионина. Селен входит в состав более чем 20 ферментов, объединяемых названием селенопротеины. Функции многих из этих ферментов связаны с антиоксидантной системой организма [63]. Наиболее активным антиоксидантом, нейтрализующим АФК, является глутатионпероксидаза. Данный фермент включает в себя селен, кроме того, его активность зависит от витамина Е [33]. Глутатионпероксидаза в значительном количестве содержится в среднем сегменте сперматозоидов и остается крайне важной для сохранения нормального строения и функции последних. В многочисленных исследованиях продемонстрировано, что селен повышает подвижность сперматозоидов и способствует увеличению их количества, а дефицит селена приводит к ухудшению качества спермы и снижению либидо [57-59, 63-66]. В настоящее время селен также активно изучают в качестве вещества, способного предотвращать развитие различных форм рака, включая рак простаты, легких, толстой кишки и желудка [67]. В Национальном консенсусе 2020 «Особенности ведения коморбидных пациентов в период пандемии новой коронавирусной инфекции (COVID-19)» отмечается, что у пациентов с сахарным диабетом считается целесообразным назначение «антиоксидантных комплексов», содержащих микроэлементы (например, селен, цинк и другие) и витамины А, Е, С [68]. Витамины Витамин С. Высокоэффективный антиоксидант. Даже в небольших количествах витамин С защищает основные молекулы организма - белки, липиды (жиры), углеводы, нуклеиновые кислоты (ДНК и РНК) - от повреждения свободными радикалами и АФК. Восстанавливает убихинон и витамин E. Содержание витамина С в семенной жидкости мужчин, страдающих бесплодием, значительно ниже, чем у здоровых [33]. Резкое сокращение потребления витамина С здоровыми мужчинами приводит к значительному снижению подвижности сперматозоидов [69]. Прием витамина С позволяет улучшить показатели спермограммы. По данным сравнительного исследования, участники которого страдали идиопатическим бесплодием и получали плацебо или витамин С в дозах 200 и 1000 мг в день, именно в 2 последних группах отмечено значительное увеличение как общего числа, так и подвижности сперматозоидов [70]. Прием витамина С мужчинами приводит к снижению повреждения генетического материала сперматозоидов [71]. Отмечены положительные ассоциации между приемом витамина С и числом сперматозоидов, что выражается в увеличении их общего количества, плотности спермы и числа подвижных сперматозоидов [72]. Витамин Е. Витамин Е (a-токоферол) - один из наиболее хорошо известных липофильных антиоксидантов, универсальный протектор клеточных мембран от окислительного повреждения. Он занимает такое положение в мембране, которое препятствует контакту кислорода с ненасыщенными липидами мембран (образование гидрофобных комплексов). Это защищает биомембраны от их перекисной деструкции. Мембраностабилизирующее действие витамина проявляется и в его свойстве предохранять от окисления SH-группы мембранных белков. Антиоксидантные свойства токоферола обусловлены и способностью подвижного гидроксила хроманового ядра его молекулы непосредственно взаимодействовать со свободными радикалами кислорода (О2, НО, НО2), свободными радикалами ненасыщенных жирных кислот (RO, RO2) и перекисями жирных кислот. Витамин Е (совместно с аскорбатом) способствует включению селена в состав активного центра глутатионпероксидазы, тем самым он активизирует ферментативную антиоксидантную защиту (глутатионпероксидаза обезвреживает гидропероксиды липидов). Токоферол является не только антиоксидантом, но и ак-тигипоксантом, что объясняется его способностью стабилизировать митохондриальную мембрану и экономить потребление кислорода клетками. Важно также отметить, что витамин Е контролирует биосинтез убихинона - компонента дыхательной цепи и главного антиоксиданта митохондрий. Окисленная форма витамина Е может реагировать с донорами водорода (например, с аскорбиновой кислотой) и таким образом вновь переходит в восстановленную форму. Под влиянием витамина Е происходит синтез гонадотропных гормонов. Витамин Е имеет наиболее широкое применение в лечении мужского бесплодия в клинической практике [32, 39, 43-45, 64, 65, 73-75]. Витамин Е повышает жизнеспособность сперматозоидов, увеличивает их подвижность и концентрацию, уменьшается количество сперматозоидов с поврежденным генетическим аппаратом, эффективен при астенозооспермии и олигоастенозооспермии. Прием витамина Е снижает коэффициент оксидативного стресса в ткани яичек, положительно влияет на способность сперматозоидов проникать в яйцеклетку [73, 75]. Включение в состав комплексной терапии витамина Е достоверно повышает частоту зачатия у бесплодных пар. Витамин Q, или убихинон (коэнзим Q10). Убихинон - уникальный липофильный антиоксидант, который требуется каждой живой клетке организма. Обычно антиоксиданты, защищая организм от свободных радикалов, необратимо окисляются. В отличие от них молекулы Q10 используются многократно. Кроме того, убихинон восстанавливает активность витамина Е. Убихинон способствует замедлению процессов старения, эффективен при астеническом синдроме и синдроме хронической усталости [76, 77]. Убихинон участвует в выработке энергии в митохондриях и поэтому необходим сперматозоидам, чьи энергетические потребности особенно высоки [77-80]. Убихинон определяется в хорошо измеримых концентрациях в спермоплазме, где он выполняет важные метаболические и антиокислитель-ные функции. В многочисленных исследованиях [66, 81-85] отмечено, что убихинон способствует увеличению общего количества сперматозоидов, их подвижности, уменьшению доли деформированных клеток. Уровень убихинона коррелирует с маркерами окислительного стресса сперматозоидов. Убихинон ингибирует перекисное окисление липидов клеточных мембран, обеспечивая сохранность ДНК [44, 80, 84]. При олиго- и полиозооспермии убихинон может выступать как антиоксидант, так и прооксидант, перенося электроны на молекулярный кислород с образованием супер-оксид-аниона [78]. Убихинон и витамин Е в сочетании с оперативным вмешательством продемонстрировали более высокую эффективность восстановления параметров эякулята, нежели при варикоцелэктомии без комбинации с микронутриентами [81, 82]. Применение убихинона у инфертильных мужчин сопровождается наряду с повышением двигательной активности сперматозоидов нормализацией баланса окислительных и антиокислительных процессов в сперме и уменьшением содержания биомаркера окислительного повреждения ДНК 8-гидрокси-2'-дезоксигуано-зина [85]. Витамин В6 (пиридоксина гидрохлорид). Предполагается, что уровень семенного витамина B6 может изменять качество спермы - количество и качество сперматозоидов. Дефицит витамина В6 может быть причиной гиперго-моцистеинемии и оксидативного стресса, что может представлять химическую токсичность для спермы [86]. Витамин В9 (фолиевая кислота). Фолиевая кислота играет важную роль в сперматогенезе, влияя на объем эякулята и качество спермы. Прием фолиевой кислоты помогает уменьшить количество дефектных сперматозоидов и, соответственно, снижает риск рождения ребенка с генными аномалиями [87]. Витамин В11 (L-карнитин). L-карнитин (левокарнитин) является универсальным регулятором метаболических процессов в организме [88] и рассматривается в качестве одного из ведущих химических агентов, способных препятствовать оксидантному воздействию на сперматозоиды [31, 89]. В многочисленных исследованиях [31, 89-98] показано, что прием L-карнитина увеличивает количество и подвижность сперматозоидов, стимулирует их созревание, уменьшает число атипичных (патологических) форм. С другой стороны, снижение уровней карнитина сопровождается снижением подвижности сперматозоидов [92]. Прием L-карнитина защищает мембраны сперматозоидов и ДНК от индуцированного АФК апоптоза [91, 93, 96] и приводит к увеличению концентрации сперматозоидов в эякуляте [91]. Витамин В12 (цианокобаламин). Различные исследования обнаружили влияние витамина В12 на качество спермы и физиологию сперматозоидов. В систематическом обзоре [99], проведенном авторами с использованием баз данных Web of Science, PubMed и Scopus с сентября 1961 г. по март 2017 г., продемонстрировано положительное влияние витамина B12 на качество спермы -путем увеличения количества сперматозоидов и повышения подвижности сперматозоидов, уменьшения повреждения ДНК сперматозоидов. Благотворное влияние витамина В12 на качество спермы может быть связано с повышенной функциональностью репродуктивных органов, сниженной токсичностью гомоцистеина, уменьшением количества образующегося оксида азота, уровня окислительного повреждения сперматозоидов, количества энергии, вырабатываемой сперматозоидами, воспаления, вызванного нарушением спермы, и контролем активации ядер-ного фактора-кВ. В исследовании китайских ученых продемонстрировано, что уровни витаминов В9 и В12 в семенной плазме у мужчин с ожирением снижены и коррелируют с индексом массы тела, объемом спермы и общим количеством сперматозоидов, что позволило авторам предположить, что снижение уровня витаминов В9 и В12 в семенной плазме могут быть связаны со снижением фертильности у мужчин с ожирением [100]. Витамин D. Дефицит витамина D -достаточно распространенное явление, затрагивающее, по некоторым оценкам, до 1 млрд жителей Земли [101]. В европейских странах распространенность дефицита витамина D составляет от 13 до 40,4% [102]. Россия расположена в зоне низкой инсоляции, поэтому практически все население входит в группу риска развития дефицита витамина D [103]. На синтез холекальциферола (витамин D3) в коже влияют широта расположения региона проживания, продолжительность светового дня, время года, особенности профессиональной деятельности (работа в ночное время, под землей или в помещении), пигментация кожи человека и площадь кожного покрова, не прикрытого одеждой [104]. В экспериментальных исследованиях показано, что дефицит витамина D ухудшает развитие яичек и сперматогенез [105, 106]. В клиническом исследовании [107] отмечено, что уровни сывороточного 1,25-дигидроксивитамина D3 при олигоспермии (р<0,05), астеноспермии (р<0,01), олигоастеноспермии (р<0,05) и азооспермии (р<0,01) значительно ниже, чем у фертильных мужчин. У бесплодных пациентов уровень 1,25-дигидрокси-витамина D3 в сыворотке крови положительно коррелировал с прогрессирующей подвижностью и общим количеством сперматозоидов. У фертильных мужчин отмечена положительная корреляция между сывороточным пролактином и 1,25-дигидроксивитамином D3. В другом исследовании также отмечена положительная корреляция подвижности сперматозоидов с уровнем витамина D [108]. В перекрестном ассоциативном исследовании качества спермы и уровня витамина D в сыворотке у 300 мужчин из общей популяции отмечено, что холе-кальциферол влияет на внутриклеточную концентрацию кальция и акросом-ную реакцию у зрелых сперматозоидов, а его уровни в сыворотке также положительно связаны с подвижностью сперматозоидов [109]. В рандомизированном клиническом исследовании [110], проведенном датскими учеными, в котором обследованы 1427 бесплодных мужчин, отмечено положительное влияние добавок витамина D на уровень рождаемости и уровень сывороточного ингибина B у мужчин с олигозооспермией и дефицитом витамина D. VIR FERTIL СРЕДСТВО ДЛЯ ЗАЧАТИЯ ПРИ ПЛАНИРОВАНИИ ОТЦОВСТВА ПЕРЕД ПРИЕМОМ СТОИТ ЗАДУМАТЬСЯ! Компоненты, входящие в состав ВИРФЕРТИЛ, повышают подвижность сперматозоидов <? и количество их жизнеспособных форм В систематическом обзоре [111], посвященном роли хо-лекальциферола в репродукции человека, отмечается, что большинство экспертов сходятся во мнении, что добавление витамина D является необходимостью, особенно у женщин, страдающих ожирением, инсулинорезистентностью или небольшим резервом яичников, а также у мужчин с олиго- и астенозооспермией, если его концентрация в сыворотке крови ниже 50 нмоль/л (при нормальном диапазоне до 125 нмоль/л). Аминокислоты Аргинин - одна из 20 самых известных незаменимых аминокислот, а L-форма - один из ее изомеров. Именно он входит в состав различных белков и пептидов. Результаты экспериментальных и клинических исследований свидетельствуют, что L-аргинин улучшает процесс образования сперматозоидов и их качество [112-114], способствует нормализации эрекции [115, 116]. В экспериментальном исследовании продемонстрировано, что введение L-аргинина и L-карнитина ослабляет цитотоксические эффекты противоопухолевого препарата бу-сульфана, улучшая параметры спермы и снижая последствия оксидативного стресса [117]. Недавние исследования [118] позволяют предполагать возможное влияние L-аргинина на медиаторы воспаления, такие как С-реактив-ный белок, фактор некроза опухоли а и интерлейкин-6. Таким образом, применение нутрицевтиков или БАД благодаря активным компонентам их состава представляет собой оправданный терапевтический подход к улучшению параметров спермы и мужской фертильности. Тот факт, что эффективность многих компонентов в качестве монотерапии подтверждена не во всех работах, может указывать на то, что их эффекты оказались недостаточно сильными, для того чтобы быть выявленными в рамках этих исследований [119]. В приведенных выше исследованиях, в которых изучался эффект различных компонентов нутрицевтиков в комплексной терапии мужского бесплодия, отмечается, что наиболее эффективными являются схемы и методы лечения, в которых используются комбинации различных компонентов. Выбор нутрицевтика Анализ состава БАД для повышения мужской фертильности, присутствующих на европейском фармацевтическом рынке, показал, что их наиболее распространенным компонентом являлся цинк (присутствовал более чем в 70% продуктов), затем следовали селен, L-аргинин, убихинон (коэнзим Q10) и фолиевая кислота [120]. Изучение состава 10 БАД, которые способствуют повышению мужской фертильности и пользуются наибольшим спросом у российских потребителей, показало, что ни одна из исследуемых добавок не содержит витамин D, дефицит которого негативно сказывается на з ачатии [121]. Все перечисленные активные компоненты нутрицевтиков, позитивно влияющие на мужскую фертильность, в том числе и витамин D3, входят в состав БАД Вирфертил”, произведенной компанией Pharmacy Laboratories (Польша) и представленной на российском фармацевтическом рынке российской компанией ООО «Сэлвим». Благодаря оригинальному сбалансированному составу Вирфертил” оказывает защитное, антиоксидантное действие на всех этапах созревания сперматозоидов и их жизнедеятельности, тем самым повышая их целостность и жизнеспособность, что позволяет устранить один из ведущих факторов мужского бесплодия. Дополнительно необходимо отметить, что Вирфертил” благодаря высокому содержанию витаминов D3 и В12 эффективно влияет на выработку тестостерона, что увеличивает вероятность зачатия. Принимать Вирфертил” целесообразно при планировании зачатия и в комплексной терапии мужского бесплодия. Взрослым мужчинам - по 1 таблетке в сутки независимо от приема пищи. Продолжительность приема - 1 мес. При необходимости прием можно повторить. Поскольку время созревания сперматозоидов составляет 72 дня (2,5 мес), то компоненты, которые положительно влияют на сперматогенез, должны поступать в организм в течение всего периода. Оптимально начинать курс лечения Вирфертилом за 3 мес до предполагаемого зачатия, продолжать - до наступления беременности. Наличие в арсенале уролога и других специалистов, которые участвуют в решении проблемы мужского бесплодия -гинеколога и терапевта (врача общей практики), современного нутрицевтика Вирфертил”, включающего активные компоненты с хорошей доказательной базой эффективности и благоприятной переносимостью, позволит оказать более качественную медицинскую помощь пациентам с идиопатическим мужским бесплодием. Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов. Conflict of interests. The authors declare that there is not conflict of interests.
×

About the authors

Dmitry G. Makushin

West Siberian Medical Center; Omsk State Medical University

Omsk, Russia

Larissa V. Belkina

Omsk Regional Center for the Advanced Training of Health Care Workers

Omsk, Russia

Dmitry I. Trukhan'

Omsk State Medical University

Email: dmitry_trukhan@mail.ru
Omsk, Russia

References

  1. WHO Manual for the Standardised Investigation and Diagnosis of the Infertile Couple. Cambridge: Cambridge University Press, 2000. https://www.who.int/reproductivehealth/publications/infertility/ 0521774748/en/
  2. Examination and processing of human semen. World Health Organization: Geneva, Switzerland, 2010. https://link.springer.com/chapter/10.1007/978-1-4939-2140-9_3
  3. Клинические рекомендации. Мужское бесплодие. 2019. Российское общество урологов. https://www.ooorou.ru/ru/page/rcr.html
  4. Wong WY, Thomas CMG, Merkus JM et al. Male factor subfertility: possible causes and the impact of nutritional factors. Fertil Steril 2000; 73: 435-42. doi: 10.1016/s0015-0282 (99)00551-8
  5. Jungwirth A, Giwercman A, Tournaye H et al. European Association of Urology Guidelines on Male Infertility: The 2012 Update. Eur Urol 2012; 62 (2): 324-32. doi: 10.1016/j.eururo.2012.04.048
  6. Kopera IA, Bilinska B, Cheng CY, Mruk DD. Sertoli-germ cell junctions in the testis: a review of recent data. Philos Trans R Soc Lond B Biol Sci 2010; 365 (1546): 1593-605. doi: 10.1098/rstb.2009.0251
  7. Lie PP, Mruk DD, Lee WM et al. Cytoskeletal dynamics and spermatogenesis. Philos Trans R Soc Lond B Biol Sci 2010; 365: 1581-92. doi: 10.1098/rstb.2009.0261
  8. Mital P, Hinton BT, Dufour JM. The blood-testis and blood-epididymis barriers are more than just their tight junctions. Biol Reprod 2011; 5: 851-8. doi: 10.1095/biolreprod.110.087452
  9. Корнеев И.А. Терапия мужского бесплодия: анализ исследований. Мед. совет. 2019; 13: 99104. doi: 10.21518/2079-701X-2019-13-99-104
  10. Черных В.Б., Соловова О.А. Мужское бесплодие: взгляд генетика на актуальную проблему. Consilium Medicum. 2019; 21 (7): 19-24. doi: 10.26442/20751753.2019.7.190517
  11. Carlsen E, Giwercman A, Keiding N, Skakkebaek NE. Evidence for decreasing quality of semen during past 50 years. BMJ 1992; 305: 609-13. doi: 10.1136/bmj.305.6854.609
  12. World Health Organization. Laboratory manual for the examination and processing of human semen. 5rd ed. 2010. https://apps.who.int/iris/handle/10665/44261
  13. Cooper TG, Noonan E, von Eckardstein S et al. World Health Organization reference values for human semen characteristics. Hum Reprod Update 2010; 16 (3): 231-45. doi: 10.1093/humupd/dmp048
  14. Cao XW, Lin K, Li CY, Yuan CW. A review of WHO Laboratory Manual for the Examination and Processing of Human Semen (5th edition). Zhonghua Nan Ke Xue 2011; 17 (12): 1059-63. https://pub-med.ncbi.nlm.nih.gov/22235670/
  15. Трухан Д.И., Макушин Д.Г. Роль и место антиоксидантов в комплексной терапии мужского бесплодия. Consilium Medicum. 2015; 17 (7): 37-43. https://www.elibrary.ru/item.asp?id=24394758
  16. Male infertility. Available at: https://pubmed.ncbi.nlm.nih.gov/?term=Male+infertility
  17. Krausz C, Escamilla AR, Chianese C. Genetics of male infertility: from research to clinic. Reproduction 2015; 150 (5): 159-74. doi: 10.1530/REP-15-0261
  18. Гамидов С., Авакян А. Идиопатическое бесплодие у мужчин: эпидемиология, этиология, патогенез, лечение. Врач. 2013; 7: 2-4. https://www.elibrary.ru/item.asp?id=20205882
  19. Osapay G, Osapay K. Stress and Fertility. Orv Hetil 2015; 156 (35): 1430-4. doi: 10.1556/650.2015.30250
  20. De Celis R, Pedron-Nuevo N, Feria-Velasco A. Toxicology of male reproduction in animals and humans. Arch Androl 1996; 37: 201-18. doi: 10.3109/01485019608988523
  21. Hauser R. The environment and male fertility: recent research on emerging chemicals and semen quality. Semin Reprod Med 2006; 24 (3): 156-67. doi: 10.1055/s-2006-944422
  22. Зачепило А.В., Артифексов С.Б. Особенности этиологии и патогенеза нарушений функции мужской репродуктивной системы, обусловленных экологическими факторами. Проблемы репродукции. 2007; 4: 76-80. https://www.elibrary.ru/item.asp?id=13417751
  23. Агаджанян Н.А., Потемина Т.Е., Рыжаков Д.И. Нарушение мужской фертильности в условиях техногенного напряжения. Вестн. восстановительной медицины. 2007; 3: 87-90. https://www.elibrary.ru/item.asp?id=9563649
  24. Meeker JD, Rossano MG, Protas B et al. Cadmium, Lead, and Other Metals in Relation to Semen Quality: Human Evidence for Molybdenum as a Male Reproductive Toxicant. Environ Health Per-spect 2008; 116: 1473-9. doi: 10.1289/ehp.11490
  25. Calogero AE, La Vignera S, Condorelli RA et al. Environmental car exhaust pollution damages human sperm chromatin and DNA. J Endocrinol Invest 2011; 34 (6): 139-43. doi: 10.1007/BF03346722
  26. Oldereid NB, Thomassen Y Purvis K. Seminal plasma lead, cadmium and zinc in relation to tobacco consumption. Int J Androl 1994; 17: 24-8. doi: 10.1111/j.1365-2605.1994.tb01204.x
  27. Lingappa HA, Govindashetty AM, Puttaveerachary AK et al. Evaluation of Effect of Cigarette Smoking on Vital Seminal Parameters which Influence Fertility. J Clin Diagn Res 2015; 9 (7): 13-5. doi: 10.7860/JCDR/2015/13295.6227
  28. Тюзиков И.А. Метаболический синдром и мужское бесплодие (обзор литературы). Андро-логия и генитальная хирургия. 2013; 2: 5-10. https://www.elibrary.ru/item.asp?id=21014760
  29. Campbell JM, Lane M, Owens JA, Bakos HW. Paternal obesity negatively affects male fertility and assisted reproduction outcomes: a systematic review and meta-analysis. Reprod Biomed Online 2015; 31 (5): 593-604. doi: 10.1016/j.rbmo.2015.07.012
  30. Трухан Д.И., Викторова И.А. Нефрология. Эндокринология. Гематология. СПб.: СпецЛит, 2017. https://fictionbook.ru/author/d_i_truhan/nefrologiya_yendokrinologiya_gematologiya/
  31. Agarwal A, Prabakaran SA, Said TM. Prevention of oxidative stress injury to sperm. J Androl 2005; (6): 654-60. doi: 10.2164/jandrol.05016
  32. Brody S.A. Мужское бесплодие и окислительный стресс: роль диеты, образа жизни и пищевых добавок. Андрология и генитальная хирургия. 2014; 3: 33-41. https://www.elibrary.ru/ item.asp?id=22010097 [Brody S.A. Male factor infertility and oxidative stress: role of diet, lifestyle and nutritional supplements Andrologiya i genital'naya hirurgiya. 2014; 3: 33-41. https://www.elibrary.ru/ item.asp?id=22010097 (in Russian).]
  33. Sanocka D, Kurpisz M. Reactive oxygen species and sperm cells. Reprod Biol Endocrinol 2004; 2: 12. doi: 10.1186/1477-7827-2-12
  34. Cavallini G. Male idiopathic oligoasthenoteratozoospermia. Asian J Androl 2006; 8: 143-57. doi: 10.1111/j.1745-7262.2006.00123.x
  35. Божедомов В.А., Громенко Д.С., Ушакова И.В. и др. Оксидативный стресс сперматозоидов в патогенезе мужского бесплодия. Урология. 2009; 2: 51-6. https://www.elibrary.ru/ item.asp?id=12869861
  36. Aitken RJ, De Iuliis GN, McLachlan RI. Biological and clinical significance of DNA damage in the male germ line. Int J Androl 2009; 32: 46-56. doi: 10.1111/j.1365-2605.2008.00943.x
  37. Божедомов В.А., Николаева М.А., Ушакова И.В. и др. Роль процессов свободно-радикального окисления в патогенезе мужского иммунного бесплодия. Андрология и генитальная хирургия. 2010; 4: 62-6. https://www.elibrary.ru/item.asp?id=15488663
  38. Menezo Y, Entezami F, Lichtblau I et al. Oxidative stress and fertility: false evidence and bad recipes. Gynecol Obstet Fertil 2012; 40 (12): 787-96. doi: 10.1016/j.gyobfe.2012.09.032
  39. Kumar R, Gautam G, Gupta MP. Drug Therapy for Idiopathic Male Infertility: Rationale Versus Evidence. J Urol 2006; 176: 1307-12. doi: 10.1016/j.juro.2006.06.006
  40. Showell MG, Mackenzie-Proctor R, Brown J et al. Antioxidants for male subfertility. Cochrane Database Syst Rev 2014; 12: CD007411. doi: 10.1002/14651858.CD007411.pub3
  41. Eisenberg ML, Lipshultz LI. Varicocele-induced infertility: Newer insights into its pathophysiology. Indian J Urol 2011; 1: 58-64. doi: 10.4103/0970-1591.78428
  42. Sarkar O, Bahrainwala J, Chandrasekaran S et al. Impact of inflammation on male fertility. Front Biosci (Elite ed.) 2011; 3: 89-95. doi: 10.2741/e223
  43. Жуков О.Б., Евдокимов В.В., Жуков А.А. и др. Профессиональное медицинское сопровождение супружеской пары при бесплодии: современный подход. Consilium Medicum. 2013; 15 (7): 38-43. https://www.elibrary.ru/item.asp?id=20267649
  44. Abad C, Amengual MJ, Gosalvez J et al. Effects of oral antioxidant treatment upon the dynamics of human sperm DNA fragmentation and subpopulations of sperm with highly degraded DNA. Andro-logia 2013; 45 (3): 211-6. doi: 10.1111/and.12003
  45. Ефремов Е.А., Касатонова Е.В., Мельник Я.И. Подготовка мужчины к зачатию. Урология. 2015; 3: 97-104. https://www.elibrary.ru/item.asp?id=23766606
  46. Marnett LJ, Riggins JN, West JD. Endogenous generation of reactive oxidants and electrophiles and their reactions with DNA and protein. Clin Invest 2003; 111 (5): 583-93. doi: 10.1172/JCI18022
  47. Трухан Д.И. Путешествие в лабиринте БАД. Московские аптеки. 2006; 9 (153). https://www.mosapteki.ru/modules/articles/article.php?id=447
  48. Abbasi AA, Prasad AS, Rabbani P, DuMouchelle E. Experimental zinc deficiency in man. Effect on testicular function. J Lab Clin Med 1980; 96: 544-50. https://pubmed.ncbi.nlm.nih.gov/6772723/
  49. Netter A, Hartoma R, Nahoul K. Effect of zinc administration on plasma testosterone, dihydrotestosterone, and sperm count. Arch Androl 1981; 7: 69-73. doi: 10.3109/01485018109009378
  50. Kruczynski D, Passia D, Haider SG, Glassmeyer M. Zinc transport through residual bodies in the rat testis; a histochemical study. Andrologia 1985; 17: 98-103. doi: 10.1111/j.1439-0272.1985.tb00967.x
  51. Miura T, Yamauchi K, Takahashi H, Nagahama Y Hormonal induction of all stages of spermatogenesis in vitro in the male Japanese Eel (Anguilla japonica). Proc Natl Acad Sci USA 1991; 88: 5774 doi: 10.1073/pnas.88.13.5774
  52. Favier AE. The role of zinc in reproduction. Hormonal mechanisms. Biol Trace Elem Res 1992; 32: 363-82. doi: 10.1007/BF02784623
  53. Prasad AS. Zinc: an overview. Nutrition 1995; 11: 93-9. https://pubmed.ncbi.nlm.nih.gov/7749260/
  54. Merker HJ, Gunther T Testis damage induced by zinc deficiency in rat. J Trace Element 1997; 11: 19-22. doi: 10.1016/S0946-672X (97)80004-1
  55. Prasad AS. Zinc deficiency. British Med J 2008; 326: 409-10. doi: 10.1136/bmj.326.7386.409
  56. Jalali GR, Roozbeh J et al. Impact of oral zinc therapy on the level of sex hormones in male patients on hemodialysis. Ren Fail 2010; 32 (4): 417-9. doi: 10.3109/08860221003706958
  57. Сивков А.В., Ощепков В.Н., Кешишев Н.Г. и др. Роль селена и цинка при нарушениях фертильности у мужчин. Урология. 2009; 6: 59-62. https://www.elibrary.ru/ item.asp?id=13216440
  58. Неймарк А.И., Клепикова И.И. Применение препарата Селцинк плюс у мужчин с нарушением фертильности. Андрология и генитальная хирургия. 2013; 4: 77-80. https://www.elibrary.ru/item.asp?id=21149905
  59. Сивков А.В., Ощепков В.Н., Евдокимов В.В. и др. Эффективность и безопасность препарата Селцинк плюс у пациентов с хроническим неинфекционным простатитом и нарушениями фертильности. Consilium Medicum. 2011; 13 (7): 5-9. https://www.elibrary.ru/item.asp?id=20226024
  60. Bunk MJ, Dnistrian AM, Schwartz MK, Rivlin RS. Dietary Zn deficiency decreases plasma concentrations of vitamin E. Proc Soc Exp Biol Med 1989; 190: 379-84. doi: 10.3181/00379727-190-42876
  61. Bieri JG. Effect of excessive vitamins C and E on vitamin A status. Am J Clin Nutr 1973; 26 (4): 3823. doi: 10.1093/ajcn/26.4.382
  62. Zu K, Ip C. Synergy between selenium and vitamin E in apoptosis induction is associated with activation of distinctive initiator caspases in human prostate cancer cells. Cancer Res 2003; 63 (20): 6988-95. https://pubmed.ncbi.nlm.nih.gov/14583501/
  63. Scott R, MacPherson A, Yates RW et al. The effect of oral selenium supplementation on human sperm motility. Br J Urol 1998; 82: 76-80. doi: 10.1046/j.1464-410x.1998.00683.x
  64. Vezina D, Mauffette F, Roberts KD, Bleau G. Selenium-vitamin E supplementation in infertile men. Effects on semen parameters and micronutrient levels and distribution. Biol Trace Elem Res 1996; 53: 65-83. doi: 10.1007/BF02784546
  65. Keskes-Ammar L, Feki-Chakroun N, Rebai T et al. Sperm oxidative stress and the effect of an oral vitamin E and selenium supplement on semen quality in infertile men. Arch Androl 2003; 49 (2): 8394. doi: 10.1080/01485010390129269
  66. Eroglu M, Sahin S, Durukan B. Blood serum and seminal plasma selenium, total antioxidant capacity and coenzyme Q10 levels in relation to semen parameters in men with idiopathic infertility. Biol Trace Elem Res 2014; 159 (1-3): 46-51. doi: 10.1007/s12011-014-9978-7
  67. Patrick L. Selenium biochemistry and cancer: review of the literature. Altern Med Rev 2004; 9: 23958. https://pubmed.ncbi.nlm.nih.gov/15387717/
  68. Гриневич В.Б., Губонина И.В., Дощицин В.Л. и др. Особенности ведения коморбидных пациентов в период пандемии новой коронавирусной инфекции (COVID-19). Национальный Консенсус 2020. Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2020; 19 (4): 2630. doi: 10.15829/1728-8800-2020-2630
  69. Fraga CG, Motchnik PA, Shigenaga MK et al. Ascorbic acid protects against endogenous oxidative DNA damage in human sperm. Proc Natl Acad Sci USA 1991; 88 (24): 11003-6. doi: 10.1073/pnas.88.24.11003
  70. Dawson EB, Harris WA, Teter MC, Powell LC. Effect of ascorbic acid supplementation on the sperm quality of smokers. Fertil Steril 1992; 58: 1034-9. https://pubmed.ncbi.nlm.nih.gov/1426355/
  71. Harris WA, Harden TE, Dawson EB. Apparent effect of ascorbic acid medication on semen metal levels. Fertil Steril 1979; 32 (4): 455-9. doi: 10.1016/s0015-0282 (16)44304-9
  72. Eskenazi B, Kidd SA, Marks AR et al. Antioxidant intake is associated with semen quality in healthy men. Hum Reprod 2005; 20 (4): 1006-12. doi: 10.1093/humrep/deh725
  73. Kessopoulou E, Powers HJ, Sharma KK et al. A double-blind randomized placebo cross-over controlled trial using the antioxidant vitamin E to treat reactive oxygen species associated with male infertility. Fertil Steril 1995; 64: 825-31. doi: 10.1016/s0015-0282 (16)57861-3
  74. Zu K, Ip C. Synergy between selenium and vitamin E in apoptosis induction is associated with activation of distinctive initiator caspases in human prostate cancer cells. Cancer Res 2003; 63 (20): 6988-95. https://pubmed.ncbi.nlm.nih.gov/14583501/
  75. Momeni HR, Eskandari N. Effect of vitamin E on sperm parameters and DNA integrity in sodium ar-senite-treated rats. Iran J Reprod Med 2012; 10 (3): 249-56. https://pubmed.ncbi.nlm.nih.gov/ 25243001/
  76. Ключников С.О. Коэнзим Q10. Перспективы клинического применения. Педиатрия. Приложение к журналу Consilium Medicum. 2014; 16 (3): 84-8. https://www.elibrary.ru/ item.asp?id=22514383
  77. Wang Y, Hekimi S. The Complexity of Making Ubiquinone. Trends Endocrinol Metab. 2019; 30 (12): 929-43. doi: 10.1016/j.tem.2019.08.009
  78. Beyer RE. The analysis of the role of coenzyme Q in free radical generation and as an antioxidant. Bioche Cell Biol 1998; 70: 390-403. doi: 10.1139/o92-061
  79. Mancini A, De Marinis L, Littarru GP, Balercia G. An update of Coenzyme Q10 implications in male infertility: biochemical and therapeutic aspects. Biofactors 2005; 25: 165-74. doi: 10.1002/biof.5520250119
  80. Littarru GP, Tiano L. Bioenergetic and antioxidant properties of coenzyme Q10: recent developments. Mol Biotechnol 2007; 37: 31-7. doi: 10.1007/s12033-007-0052-y
  81. Mancini A, Milardi D, Conte G. Seminal antioxidants in humans: preoperative and postoperative evaluation of coenzyme Q10 in varicocele patients. Horm Metab Res 2005; 37 (7): 428-32. doi: 10.1055/s-2005-870232
  82. Cervellione RM, Cervato G, Zampieri N. Effect of varicocelectomy on the plasma oxidative stress parameters. J Pediatr Surg 2006; 41 (2): 403-6. doi: 10.1016/j.jpedsurg.2005.11.018
  83. Balercia G, Mancini A. Paggi F et al. Coenzyme Q10 and male infertility. J Endocrinol Invest 2009; 32: 626-32. doi: 10.1007/BF03346521
  84. Safarinejad MR, Safarinejad S, Shafiei N, Safarinejad S. Effects of the reduced form of coenzyme Q10 (ubiquinol) on semen parameters in men with idiopathic infertility: a double-blind., placebo controlled., randomized study. J Urol 2012; 188 (2): 526-31. doi: 10.1016/j.juro.2012.03.131
  85. Галимова Э.Ф. Механизмы протективного действия коэнзима Q10 при мужском бесплодии. Дальневосточный мед. журн. 2013; 3: 40-2. https://www.elibrary.ru/item.asp?id=20376359
  86. Banihani SA. A Systematic Review Evaluating the Effect of Vitamin B6 on Semen Quality. Urol J 2017: 1-5. doi: 10.22037/uj.v0i0.3808
  87. Ebisch IM, Thomas CM, Peters WH et al. The importance of folate, zinc and antioxidants in the pathogenesis and prevention of subfertility. Hum Reprod Update 2007; 13 (2): 163-74. doi: 10.1093/humupd/dml054
  88. Трухан Д.И. Роль и место L-карнитина в цитопротекции и коррекции метаболических процессов у пациентов с метаболическим синдромом. Мед. совет. 2017; (12): 182-7. https://doi.org/10.21518/2079-701X-2017-12-182-187
  89. Павлов В.Н., Галимова Э.Ф., Катаев В.А. и др. Сравнительный анализ антиоксидантных эффектов коэнзима Q и L-карнитина у мужчин с идиопатической патоспермией. Мед. вестн. Башкортостана. 2013; 6: 161-3. https://www.elibrary.ru/item.asp?id=20523092
  90. Lenzi A, Lombardo F, Gandini L, Dondero F. Metabolism and action of L-carnitine: its possible role in sperm tail function. Arch Ital Urol Nefrol Androl 1992; 64: 187-96. https://pubmed.ncbi.nlm.nih.gov/1509274/
  91. Costa M, Canale D, Filicori M et al. L-carnitine in idiopathic astheno-zoospermia: a multicenter study. Italian Study Group on Carnitine and Male Infertility. Andrologia 1994; 26: 155-9. https://pubmed.ncbi.nlm.nih.gov/8085668/
  92. Lenzi A, Sgro P, Salacone P et al. A placebo-controlled double-blind randomized trial of the use of combined l-carnitine and l-acetyl-carnitine treatment in men with asthenozoospermia. Fertil Steril 2004; 81: 1574-8. doi: 10.1016/j.fertnstert.2003.10.034
  93. Abd-Allah AR, Helal GK, Al-Yahya AA. Pro-inflammatory and oxidative stress pathways which compromise sperm motility and survival may be altered by L-carnitine. Oxid Med Cell Longev 2009; 2: 73-81. doi: 10.4161/oxim.2.2.8177
  94. Виноградов И.В., Блохин А.В., Афанасьева Л.М. Опыт применения L-карнитина в лечении секреторного бесплодия у мужчин (обзор литературы). Андрология и генитальная хирургия. 2009; 2: 19-22. https://www.elibrary.ru/item.asp?id=12838097
  95. Фесенко В.Н., Михайличенко В.В., Новиков А.И., Фесенко С.В. Оценка влияния L-карнитина тартрата на репродуктивную мужчин фертильного возраста. Проблемы репродукции. 2011; 6: 63-5. https://www.elibrary.ru/item.asp?id=18948758
  96. Галимов Ш.Н., Громенко Д.С., Галимова Э.Ф. и др. Влияние L-карнитина на показатели эякулята у мужчин у бесплодных пар. Урология. 2012; 1: 47-51. https://www.elibrary.ru/ item.asp?id=17706085
  97. Тюзиков И.А., Калинченко С.Ю., Ворслов Л.О., Греков Е.А. Оптимизация клинического применения комплекса L-карнитина и ацетил-1_-карнитина в современной фармакотерапии идиопатического мужского бесплодия. Эффективная фармакотерапия. 2013; 1: 44-9. https://www.elibrary.ru/item.asp?id=22267188
  98. Иванов Н.В., Ворохобина Н.В. Изучение влияния ацетил-1_-карнитина на основные параметры эякулята у мужчин с идиопатической астенозооспермией. Проблемы репродукции. 2014; 1: 74-6. https://www.elibrary.ru/item.asp?id=21369825
  99. Banihani SA. Vitamin B (12) and Semen Quality. Biomolecules. 2017; 7 (2): 42. doi: 10.3390/biom7020042
  100. Qi YN, Ma J, Han RY et.al. Correlation of the levels of seminal plasma homocysteine, folate and cobalamin with semen parameters in obese men. Zhonghua Nan Ke Xue 2018; 24 (10): 883-6. https://pubmed.ncbi.nlm.nih.gov/32212442/
  101. Шварц Г.Я. Типы дефицита витамина D и их фармакологическая коррекция. Лекарственные средства. 2011; 2 (3): 33-42. https://www.elibrary.ru/item.asp?id=21104467
  102. Cashman KD, Dowling KG, Skrabakova Z et al. Vitamin D deficiency in Europe: pandemic? Am J Clin Nutr 2016; 103 (4): 1033-44. doi: 10.3945/ajcn.115.120873
  103. Громова О.А. Витамин D и его синергисты. Лекция. Consilium Medicum. Педиатрия. 2015; 1: 14-9. https://www.elibrary.ru/item.asp?id=23414484
  104. Трухан Д.И. Остеопороз. Клинико-диагностические подходы на амбулаторно-поликлиническом этапе. Справочник поликлинического врача. 2016; 2: 14-7. https://www.elibrary.ru/ item.asp?id=26183328
  105. Fu L, Chen YH, Xu S et al. Vitamin D deficiency impairs testicular development and spermatogenesis in mice. Reprod Toxicol 2017; 73: 241-9. doi: 10.1016/j.reprotox.2017.06.047
  106. Jeremy M, Gurusubramanian G, Roy VK. Vitamin D3 mediated regulation of steroidogenesis mitigates testicular activity in an aged rat model. J Steroid Biochem Mol Biol 2019; 190: 64-75. doi: 10.1016/j.jsbmb.2019.03.016
  107. Zhu CL, Xu QF, Li SX et al. Investigation of serum vitamin D levels in Chinese infertile men. Andro-logia 2016; 48 (10): 1261-6. doi: 10.1111/and.12570
  108. Abbasihormozi S, Kouhkan A, Alizadeh AR et al. Association of vitamin D status with semen quality and reproductive hormones in Iranian subfertile men. Andrology 2017; 5 (1): 113-8. doi: 10.1111/andr.12280
  109. Jensen BM, Bjerrum PJ, Jessen TE et al. Vitamin D is positively associated with sperm motility and increases intracellular calcium in human spermatozoa. Hum Reprod 2011; 26 (6): 1307-17. doi: 10.1093/humrep/der059
  110. Jensen BM, Lawaetz JG, Petersen JH et al. Effects of Vitamin D Supplementation on Semen Quality, Reproductive Hormones, and Live Birth Rate: A Randomized Clinical Trial. J Clin Endocrinol Metab 2018; 103 (3): 870-81. doi: 10.1210/jc.2017-01656
  111. Dabrowski FA, Grzechocinska B, Wielgos M. The role of vitamin D in reproductive health - a Trojan Horse or the Golden Fleece? Nutrients 2015; 7 (6): 4139-53. doi: 10.3390/nu7064139
  112. Scibona M, Meschini P, Capparelli S et al. L-arginine and male infertility. Minerva Urol Nefrol 1994; 46 (4): 251-3. https://pubmed.ncbi.nlm.nih.gov/7701414/
  113. Ma P, Zhang Z, Zhou X et al. Characterizing semen abnormality male infertility using non-targeted blood plasma metabolomics. PLoS One 2019; 14 (7): e0219179. DOI: 10.1371 /journal.pone.0219179
  114. Kaya OS, Kandemir FM, Gur S et al. Evaluation of the role of L-arginine on spermatological parameters, seminal plasma nitric oxide levels and arginase enzyme activities in rams. Andrologia 2020; 52 (1): e13439. doi: 10.1111/and.13439
  115. Melik Z, Zaletel P, Virtic T, Cankar K. L-arginine as dietary supplement for improving microvascular function. Clin Hemorheol Microcirc 2017; 65 (3): 205-17. doi: 10.3233/CH-16159
  116. El Taieb M, Hegazy E, Ibrahim A. Daily Oral l-Arginine Plus Tadalafil in Diabetic Patients with Erectile Dysfunction: A Double-Blinded, Randomized, Controlled Clinical Trial. J Sex Med 2019; 16 (9): 13907. doi: 10.1016/j.jsxm.2019.06.009
  117. Abd-Elrazek AM, Ahmed-Farid OAH. Protective effect of L-carnitine and L-arginine against busul-fan-induced oligospermia in adult rat. Andrologia 2018; 50 (1). doi: 10.1111/and.12806
  118. Mirhafez SR, Hariri M. L-arginine effect on inflammatory mediators: A systematic review of randomized controlled clinical trials. Int J Vitam Nutr Res 2019. doi: 10.1024/0300-9831/a000619
  119. Smits MR, Mackenzie-Proctor R, Yazdani A et al. Antioxidants for Male Subfertility. Cochrane Database Syst Rev 2019; 3 (3): CD007411. doi: 10.1002/14651858.CD007411.pub4
  120. Garolla A, Petre GC, Francini-Pesenti F et al. Dietary Supplements for Male Infertility: A Critical Evaluation of Their Composition. Nutrients 2020; 12 (5): 1472. doi: 10.3390/nu12051472
  121. Филиппова О.В. Антиоксиданты как способ повышения мужской фертильности. Эффективная фармакотерапия. 2020; 3: 26-32. doi: 10.33978/2307-3586-2020-16-3-26-32

Copyright (c) 2020 Consilium Medicum

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.

СМИ зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации СМИ: серия ПИ № ФС77-63969 от 18.12.2015. 
СМИ зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации СМИ: серия
ЭЛ № ФС 77 - 69134 от  24.03.2017.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies