The impact of post-stroke epilepsy on the rehabilitation potential of patients

Cover Page

Cite item

Abstract

Aim. To investigate the effect of post-stroke epilepsy on the early recovery period of stroke.

Materials and methods. A total of 265 patients with ischemic stroke experienced epileptic seizures were under integral medical supervision. Three months after the onset of stroke 52.5% of patients had no seizures (of which in 31% post-stroke epilepsy did not develop, in 21.5% seizures were controlled by antiepileptic drugs). In 47.5% of patients, epileptic seizures continued to develop. Hospital Anxiety and Depression Scale, modified Rankin Scale, Montreal Cognitive Assessment (MoCA) test and health status questionnaire SF-36 were applied in 180 patients (90 with and 90 without seizures) two months after the stroke onset in a case-control design.

Results. A significant predominance of an increased level of anxiety and depression, number of patients with signs of disability, the average SF-36 questionnaire lower scores for general health, vitality, social functioning, role emotional and mental health indicators were revealed in patients experiencing seizures compared to patients without seizures.

Conclusion. Thus, the development of post-stroke epilepsy worsens the course of the early recovery period of stroke, functional outcomes and affects the rehabilitation potential and require timely adequate treatment.

Full Text

Актуальность

Эпилепсия относится к распространенным инвалидизирующим заболеваниям нервной системы. В старших возрастных группах одним из наиболее часто встречающихся факторов риска появления эпилептических приступов (ЭП) являются сосудистые заболевания головного мозга [1–5]. ЭП значительно ухудшают качество жизни пациентов, замедляют их функциональное восстановление после инсульта. Развитие постинсультной эпилепсии (ПЭ) требует коррекции проводимой терапии с учетом межлекарственного взаимодействия. Важной составляющей восстановления после инсульта является комплекс реабилитационных мероприятий, степень успешности которых определяется в том числе реабилитационным потенциалом больного, на который влияют эмоциональный статус, состояние когнитивной сферы, толерантность к нагрузкам.

Цель исследования – оценка влияния ПЭ на течение раннего постинсультного периода и восстановление нарушенных функций у пациентов, перенесших ишемический инсульт (ИИ), что представляет собой важный аспект исследования проблемы ПЭ.

Материалы и методы

Обследованы 265 пациентов (женщин – 89, мужчин – 176) в возрасте от 31 до 89 лет с ИИ, на фоне которого развились ЭП. Из них ИИ в правом каротидном бассейне был диагностирован у 41,5% пациентов, в левом каротидном бассейне – у 45,7%, и в 12,8% наблюдений инсульт верифицирован в вертебробазилярном бассейне.

По представленности патогенетических подтипов у 56,6% пациентов инсульт был атеротромботическим, у 27,2% – кардиоэмболическим; лакунарный инсульт диагностирован в 11,7% наблюдений, и у 4,5% пациентов генез инсульта на момент обследования установить не удалось.

В подавляющем большинстве наблюдений развивались фокальные ЭП (92,5%). При этом не было выявлено достоверно значимых отличий с точки зрения встречаемости разных типов припадков у мужчин и женщин, у лиц разных возрастных групп, при различных патогенетических подтипах ИИ.

Острые симптоматические приступы (наблюдавшиеся в 1-ю неделю инсульта) отмечались у 55,1% пациентов, поздние приступы (развившиеся по истечении 7 дней от начала инсульта) были у 44,9% больных. Припадки-предвестники (приступы, появившиеся за 1–2 мес до развития инсульта) были в анамнезе у 13,2% пациентов.

Пациенты были обследованы в остром периоде инсульта и через 3 мес после развития инсульта.

Комплексное обследование проводилось в условиях неврологического отделения для больных с острыми нарушениями мозгового кровообращения Межрегионального клинико-диагностического центра (г. Казань). Неврологический осмотр выполнялся по общепринятой методике. Все пациенты оценивались по шкале NIHSS (шкала тяжести инсульта Национальных институтов здоровья США). Инструментальные методы исследования проводились в межприступном периоде. Нейровизуализация головного мозга осуществлялась при поступлении пациентов в клинику с помощью магнитно-резонансной томографии на аппарате Signa DHXt с напряженностью 1,5 Тл фирмы General Electric (США) в режимах Т1, Т2, FLAIR, DWI с оценкой измеряемого коэффициента диффузии, с применением магнитно-резонансной ангиографии. Всем пациентам проводилась электроэнцефалография. Оценка уровня и степени стенозов магистральных сосудов головы и исследование цереброваскулярной реактивности (ЦВР) выполнялись с помощью дуплексного экстракраниального и транскраниального сканирования сосудов головного мозга на аппаратах фирмы General Electric (США). Эмоциональное состояние оценивалось с помощью Госпитальной шкалы тревоги и депрессии, аспекты когнитивной сферы изучались с использованием Монреальской шкалы оценки когнитивных функций (MoCA-тест). Степень инвалидизации и функциональной независимости оценивалась по модифицированной шкале Рэнкина. Оценка качества жизни проводилась с помощью опросника SF-36 [6], который включает в себя 36 пунктов, распределенных по 8 шкалам:

1) физическое функционирование (свидетельствует о способности выполнять физическую нагрузку в течение своего обычного дня);

2) ролевое функционирование, обусловленное физическим состоянием (отражает физическую возможность выполнять свою профессиональную деятельность или домашнюю работу);

3) интенсивность боли (степень выраженности физической боли и ее влияние на способность заниматься повседневной деятельностью);

4) общее состояние здоровья (субъективная оценка пациентом своего здоровья);

5) жизненная активность (субъективная оценка настроения, энергичности, жизненных сил);

6) социальное функционирование (эмоциональные и физические возможности человека в общении с другими людьми);

7) ролевое функционирование, обусловленное эмоциональным состоянием (эмоциональная способность человека заниматься профессиональной деятельностью или выполнять домашнюю работу);

8) психическое здоровье (общий показатель положительных эмоций, который характеризует настроение, наличие/отсутствие депрессии).

По каждой шкале показатели могут варьировать в диапазоне от 0 до 100. Больший балл указывает на более высокий уровень качества жизни.

Описанные исследования проводились в остром периоде инсульта согласно стандарту оказания помощи пациентам с острыми нарушениями мозгового кровообращения в сосудистом центре, затем – через 3 мес после инсульта.

Статистический анализ проводился на персональном компьютере с помощью программ Statistica (v11.0), Microsoft Excel, Microsoft Access. Достоверность различий оценивали на уровне значимости, равном 0,05.

Результаты

Через 3 мес после развития инсульта состояние пациентов было оценено в динамике. Выявлено, что в 52,5% наблюдений ЭП не было (из них у 31% пациентов наблюдались только острые симптоматические приступы без последующего развития ПЭ, у 21,5% эпилепсия полностью контролировалась приемом противоэпилептических препаратов). Приступы сохранялись в 47,5% наблюдений. Среди пациентов этой группы у 69,8% больных частота приступов уменьшилась более чем на 50%. У 30,2% больных частота ЭП либо не изменилась, либо увеличилась с течением времени. У всех пациентов приступы были фокальными. Среди пациентов, у которых частота развития приступов не уменьшилась, в 22% наблюдений антиэпилептическая терапия была неадекватной, преимущественно в силу некомплаентности больных (пациенты либо не принимали препараты, либо дозы препаратов были недостаточными). Эта группа пациентов была исключена из сравнительного анализа.

При оценке нейровизуализационной картины у больных с сохранявшимися или участившимися ЭП локализация ишемического поражения в области коры больших полушарий выявлена в 92,3% наблюдений, в то время как у пациентов с контролируемыми приступами корковое повреждение отмечалось в 66,7% (p<0,05).

Снижение ЦВР достоверно чаще наблюдалось у пациентов с развивающимися ЭП (60,5%, p<0,01) относительно больных с контролируемыми припадками (17,5%). При этом преобладало нарушение перфузионного резерва в вертебробазилярном бассейне (в 100% наблюдений у пациентов с ЭП и в 72,5% наблюдений у пациентов без приступов, p<0,01). Снижение ЦВР в каротидных бассейнах также несколько чаще наблюдалось у пациентов с развивающимися ЭП (83,3% относительно 73,2% у больных без приступов), но не достигало достоверных статистических различий.

Для оценки влияния ЭП на течение раннего постинсультного периода из общего числа обследованных пациентов по методу «случай-контроль» были выбраны 180 больных. В каждой группе было по 90 человек с продолжающимися ЭП и без приступов, сопоставимых по патогенетическому подтипу инсульта, пораженному сосудистому бассейну, баллам по шкале тяжести инсульта NIHSS (5,2±4,6 – у пациентов с приступами и 5,1±4,4 – у больных без приступов).

Анализ шкалы тревоги выявил следующие результаты: 7,1% пациентов с ЭП и 19,4% больных без приступов имели от 0 до 7 баллов (p<0,01), баллы в диапазоне от 8 до 10 были у 51,6% больных с приступами и 59,7% – без них, высокие баллы (11 и более) достоверно чаще наблюдались у пациентов, страдающих ЭП (43,3%), чем у больных без приступов (20,9%, p<0,001); рис. 1.

 

Рис. 1. Распределение баллов по шкале тревоги у пациентов, перенесших ИИ с развитием ПЭ и без приступов.

 

По шкале депрессии низкие баллы (от 0 до 7) достоверно чаще отмечались у пациентов с отсутствием припадков (19,4%), чем у больных с сохраняющимися приступами (7,1%, p<0,01), в то время как высокие баллы (11 и более), наоборот, чаще наблюдались у пациентов с приступами (35,7% относительно 19,4% больных без приступов, p<0,01). От 8 до 10 баллов по шкале депрессии имели 57,2% пациентов с приступами и 61,2% – без них (достоверно значимых различий не выявлено); рис. 2.

 

Рис. 2. Распределение баллов по шкале депрессии у пациентов, перенесших ИИ с развитием ПЭ и без приступов.

 

Таким образом, выявлено, что уровень тревоги и депрессивных нарушений был достоверно выше среди пациентов с ЭП.

При оценке когнитивных функций у пациентов с ПЭ средняя общая оценка по MoCA-тесту оказалась ниже (20,3±3,1 балла), чем у пациентов без приступов (22,8±2,95 балла), но не достигала достоверной статистической разницы между группами (рис. 3).

 

Рис. 3. Распределение баллов по MoCA-тесту у пациентов, перенесших ИИ с развитием ПЭ и без приступов.

 

Анализ результатов ответов на опросник SF-36 не обнаружил достоверных статистических отличий у пациентов разных групп по средним показателям шкалы физического функционирования (70 и 75 баллов соответственно), шкалы ролевого функционирования, обусловленного физическим состоянием (также 70 и 75 баллов соответственно), шкалы интенсивности боли (82 и 84 балла соответственно), несмотря на несколько более высокие оценки по данным шкалам у пациентов с отсутствием постинсультных ПЭ. При этом пациенты без приступов достоверно выше оценили показатели своего общего здоровья (82 относительно 57 баллов у пациентов с приступами, p<0,01), жизненной активности (80 относительно 55 баллов у пациентов с приступами, p<0,01), социального функционирования (87,5 относительно 62,5 баллов у пациентов с приступами, p<0,01); табл. 1. Также пациенты с отсутствием ЭП достоверно выше оценили свое ролевое функционирование, обусловленное эмоциональным состоянием (83,3 балла) и психическое здоровье (72), чем пациенты, у которых продолжали развиваться ЭП (66,6 и 64 балла соответственно, p<0,01). Данные, полученные при интерпретации опросника качества жизни, сопоставимы с результатами анализа Госпитальной шкалы тревоги и депрессии и демонстрируют выраженные изменения в аффективном статусе, качестве жизни пациентов, что, безусловно, не может не влиять на реабилитационный процесс и восстановление нарушенных функций.

 

Таблица 1. Показатели качества жизни (баллы) по данным опросника SF-36

Шкалы

Пациенты с развитием ЭП (n=90)

Пациенты без развития ЭП (n=90)

Физическое функционирование

70

75

Ролевое функционирование, обусловленное физическим состоянием

70

75

Интенсивность боли

82

84

Общее состояние здоровья

57

82*

Жизненная активность

55

80*

Социальное функционирование

62,5

87,5*

Ролевое функционирование, обусловленное эмоциональным состоянием

66,6

83,3*

Психическое здоровье

64

72*

*Уровень достоверности – p<0,01.

 

Оценка состояния функциональной независимости пациентов с помощью модифицированной шкалы Рэнкина выявила достоверно значимое преобладание числа больных с баллами в диапазоне 0–2 среди пациентов без ЭП (72,2% относительно 48,8% пациентов, страдающих ЭП, p<0,01), в то время как число лиц с 3–4 баллами превалировало в группе больных с наличием приступов (51,2% по сравнению с 27,8% наблюдений в группе без приступов, p<0,01); рис. 4. В целом через 3 мес после развития ИИ значительно большее число пациентов с наличием признаков инвалидности наблюдалось в группе больных, у которых продолжали развиваться приступы (95,6%), чем среди пациентов без приступов (76,7%).

 

Рис. 4. Распределение баллов по модифицированной шкале Рэнкина у пациентов, перенесших ИИ с развитием ПЭ и без приступов.

 

Заключение

Таким образом, согласно результатам катамнестического наблюдения, к факторам, повышающим риск развития ПЭ с недостаточным контролем приступов у пациентов с ИИ, относятся ишемия коры больших полушарий и сниженная ЦВР. Установлено, что развитие ПЭ ассоциировано с повышением уровня тревоги и депрессии, снижением показателей качества жизни пациентов, что влияет на реабилитационный потенциал и бесспорно обусловливает необходимость своевременной диагностики ПЭ и адекватного ее лечения.

Целесообразно дальнейшее изучение как предикторов развития ПЭ, так и влияния ЭП на функциональное восстановление пациентов с целью создания предпосылок для формирования адекватной персонализированной стратегии лечения и реабилитации.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Conflict of interests. The authors declare no conflict of interest.

×

About the authors

Tatiana V. Danilova

Kazan State Medical University; Interregional Clinical Diagnostic Center

Author for correspondence.
Email: tatvdan@yandex.ru
ORCID iD: 0000-0001-6926-6155

D. Sci. (Med.)

Russian Federation, Kazan; Kazan

Dina R. Khasanova

Kazan State Medical University; Interregional Clinical Diagnostic Center

Email: tatvdan@yandex.ru
ORCID iD: 0000-0002-8825-2346

D. Sci. (Med.)

Russian Federation, Kazan; Kazan

Ekaterina V. Tokareva

Medical Center “Impulse-Angio”

Email: tatvdan@yandex.ru
ORCID iD: 0000-0003-4636-497X

neurologist

Russian Federation, Kazan

Gulnaz R. Vaskaeva

Kazan State Medical University

Email: tatvdan@yandex.ru
ORCID iD: 0000-0001-6565-7642

Resident

Russian Federation, Kazan

Nafisa T. Saepova

Kazan State Medical University

Email: tatvdan@yandex.ru
ORCID iD: 0000-0003-1405-6091

Resident

Russian Federation, Kazan

References

Supplementary files

Supplementary Files
Action
1. Fig. 1

Download (69KB)
2. Fig. 2

Download (72KB)
3. Fig. 3

Download (60KB)
4. Fig. 4

Download (74KB)

Copyright (c) 2021 Danilova T.V., Khasanova D.R., Tokareva E.V., Vaskaeva G.R., Saepova N.T.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies