Endocrine side effects during cancer treatment. Lecture for practitioners

Cover Page

Cite item

Abstract

Targeted therapy and immune checkpoint inhibitors (ICI) are increasingly being used to treat many solid tumors. The use alpelisib and ICPI has a risk of side-effects, particularly endocrine dysfunctions. In this lecture, there are clearly stated: initial screening, monitoring, selection of therapy and emergency situations for each endocrinopathy, i.e. hyperglycemia during treatment with alpelisib and destructive thyroiditis and hypophysitis during treatment of ICI.

Full Text

Противоопухолевая терапия в современной онкологии является высокоэффективным и перспективным методом лечения. Расширение ее возможностей в последние годы происходит за счет совершенствования стандартных методик и создания принципиально новых по механизму действия противоопухолевых препаратов. Ее использование в сочетании с хирургическими и лучевыми методами лечения дает реальную возможность увеличить продолжительность и качество жизни онкологических больных. На сегодняшний день среди осложнений, развивающихся на фоне лечения онкологических заболеваний, все чаще встречаются эндокринные нежелательные явления (НЯ). Спектр эндокринных НЯ зависит в первую очередь от методов лечения основного онкологического заболевания [1]:

1) хирургическое лечение:

  • удаление или резекция эндокринного органа по поводу злокачественной опухоли (например, двусторонняя адреналэктомия по поводу адренокортикального рака или тиреоидэктомия по поводу рака щитовидной железы);
  • удаление или повреждение эндокринной железы в ходе оперативного вмешательства (например, послеоперационный гипопаратиреоз, возникший после тиреоидэктомии, или ипсилатеральная адреналэктомия во время радикальной нефрэктомии по поводу почечно- клеточного рака почки [2]);

2) лучевая терапия:

  • прямое повреждение эндокринных клеток, нарушение кровоснабжения за счет сосудистой дегенерации, индукция хронического воспаления и фиброзирования (например, гипопитуитаризм вследствие краниальной лучевой терапии [3] или гипотиреоз после лучевой терапии лимфомы Ходжкина [4] или краниоспинального облучения [5]);

3) гормональная терапия:

  • осложнения, определяемые самим механизмом воздействия лекарственного препарата (например, медикаментозный гиперкортицизм или остеопороз на фоне приема антагонистов эстрогенов);

4) таргетная терапия:

  • развитие гипергликемии на фоне лечения алпелисибом при раке молочной железы (РМЖ);

5) иммунотерапия:

  • эндокринные иммуноопосредованные НЯ (иоНЯ) при использовании ингибиторов контрольных точек иммунного ответа – ИКТИО (например, на фоне терапии анти-PD-1-моноклональными антителами – дисфункции щитовидной железы, а при использовании анти-CTLA-4-моноклональных антител – гипофизит);

Стоит отметить, что таргетная терапия и иммунотерапия являются наиболее молодыми и наиболее эффективными методами противоопухолевой терапии. Именно поэтому представляется необходимым прицельно сосредоточиться на тех эндокринных осложнениях, которые нередко возникают при использовании данных видов лечения. Важно понимать, что своевременная диагностика и лечение эндокринных нарушений у онкологических пациентов позволяют избежать жизнеугрожающих состояний и продолжить проводимую противоопухолевую терапию.

Гипергликемия у пациентов, получающих алпелисиб

РМЖ является одним из наиболее распространенных видов рака, а также основной онкологической причиной смерти среди женщин во всем мире [6–8]. По аналитическим данным, опубликованным в 2019 г., за год от РМЖ умерли 700 600 человек, что почти в 2 раза больше, чем в 1990 г. (380 905 человек) [8].

РМЖ гетерогенен, проявляет различные морфологические и биологические особенности и, следовательно, отличается по своему клиническому проявлению и реакции на лечение. Классификация РМЖ направлена на более точную диагностику заболевания и основана на следующих параметрах:

  • стадировании по TNM (T – tumor – распространенность и размеры первичной опухоли; N – nodus – наличие, отсутствие и распространенность метастазов в регионарных лимфатических узлах; M – metastasis – наличие или отсутствие отдаленных метастазов);
  • гистологическом подтипе (существует более 20 различных гистологических видов инвазивного РМЖ);
  • определении иммунофенотипа (рецептор эстрогена, рецептор прогестерона, рецептор эпидермального фактора роста 2-го типа, human epidermal growth factor receptor 2 – HER2) [9].

Для лечения гормонозависимого HER2-отрицательного метастатического РМЖ с мутацией гена PIK3CA [10] используется алпелисиб – пероральный биодоступный низкомолекулярный ингибитор фосфатидилинозитол-3-киназы (PI3K), специфично подавляющий РI3Kα. К наиболее частым «таргетным» нежелательным реакциям на фоне данной терапии относится гипергликемия, которая является временным НЯ и разрешается после отмены лечения [11].

Гипергликемия развивается у 60–67% пациенток, получающих терапию алпелисибом [12]. Блокада PI3K приводит к нарушению пострецепторного действия инсулина, а именно блокирует передачу сигнала с инсулинового рецептора. В результате, несмотря на связывание инсулина с рецептором, не происходит активации транспортера глюкозы GLUT4, который обеспечивает проникновение глюкозы в клетки печени, скелетной мускулатуры и жировой ткани.

В 2020 г. эндокринологами и онкологами совместно разработан и опубликован «Консенсус по профилактике и коррекции гипергликемии у пациентов, получающих терапию препаратом алпелисиб» [13].

Так, на I этапе, еще до назначения алпелисиба, проводится стратификация по степени риска развития гипергликемии (для чего предлагается учитывать как клинические данные, так и результаты лабораторного обследования):

1) уровень гликированного гемоглобина (HbA1c) и глюкозы плазмы натощак (ГПН);

2) значение индекса массы тела (ИМТ);

3) семейный анамнез сахарного диабета 2-го типа (СД 2), наличие в анамнезе гестационного СД или факта рождения детей с массой тела более 4 кг.

На основании оценки данных параметров пациент определяется в соответствующую группу риска (рис. 1) [13].

 

Рис. 1. Стратификация риска перед началом терапии алпелисибом (выполняет лечащий врач-онколог).

 

В группах умеренного и высокого риска еще до начала терапии назначается метформин в дозе 500–1000 мг и 2 тыс. мг соответственно.

На фоне проведения терапии алпелисибом все пациенты должны соблюдать диету с исключением легкоусвояемых углеводов и умеренным ограничением медленноусвояемых углеводов. Лечащий врач-онколог должен предупредить пациентку о том, что гипергликемия является частым НЯ на фоне лечения алпелисибом, разъяснить необходимость регулярного контроля уровня глюкозы и рассказать о симптомах гипергликемии (сухость во рту, полиурия и др.);

Частота контроля гликемии определяется в зависимости от группы риска. В течение первых 2 нед, когда риск развития гипергликемии наиболее высок, в группе низкого риска контроль ГПН проводится 1 раз в неделю, в группе умеренного риска – 2 раза в неделю. В группе высокого риска пациенты должны проводить ежедневный самоконтроль и лабораторный контроль уровня ГПН осуществляется 2 раза в неделю.

Начиная с 3-й недели лечения, если гипергликемия не возникла, то контроль в группе низкого риска может проводиться 1 раз в 2 нед, в группах умеренного и высокого риска – 1 раз в неделю. При этом в группе высокого риска пациенты должны продолжить ежедневный самоконтроль гликемии.

С учетом того, что механизм развития гипергликемии на фоне терапии алпелисибом принципиально отличается от механизмов развития гипергликемии при СД 2, назначение сахароснижающей терапии базируется на иных принципах. Назначение сахароснижающих препаратов, повышающих секрецию инсулина, или инсулинотерапии для купирования гипергликемии в данной ситуации существенно снизит эффективность противоопухолевой терапии и не будет обосновано патогенетически. Поэтому пероральные сахароснижающие препараты из группы сульфонилмочевины, меглитиниды и инсулинотерапия должны использоваться в последнюю очередь.

Препаратом 1-й очереди при гипергликемии, индуцированной алпелисибом, является метформин. Как уже упоминалось, в группах умеренного и высокого риска этот препарат назначается профилактически. Если на фоне приема метформина в дозе 500–1000 мг уровень ГПН превышает 6,5 ммоль/л, доза метформина повышается до 2 тыс. мг/сут.

При ГПН выше 7,5 ммоль/л на фоне терапии метформином предпочтительно добавление препарата из группы ингибиторов натрий-глюкозного котранспортера 2-го типа. При необходимости интенсификации сахароснижающей терапии рекомендуется назначение комбинации из 3–5 пероральных сахароснижающих препаратов, предпочтительными являются лекарственные средства, улучшающие чувствительность к инсулину, в том числе пиоглитазон.

При уровне ГПН выше 13 ммоль/л существует высокий риск развития кетоацидоза, поэтому обязательным является определение уровня кетоновых тел в моче или сыворотке крови. Диабетический кетоацидоз, критериями которого являются ГПН>13,9 ммоль/л в сочетании с гиперкетонемией (>5 ммоль/л) и кетонурией (≥++), является показанием для экстренной госпитализации.

Редуцирование дозы алпелисиба или временная приостановка терапии необходимы при повышении ГПН>13,9 ммоль/л, развитии кетоацидоза, а также невозможности достижения компенсации показателей углеводного обмена на фоне комбинированной сахароснижающей терапии (включая инсулинотерапию).

Эндокринные иоНЯ на фоне терапии ИКТИО

ИКТИО (immune checkpoint inhibitors, ICIs) – онкоиммунологические препараты для лечения различных солидных опухолей, представляющие собой моноклональные антитела и позволяющие эффективнее реализоваться противоопухолевому клеточному иммунитету (через блокаду сигнальных путей CTLA-4 и PD-1/PD-L1); рис. 2 [14, 15].

 

Рис. 2. Механизм действия ИКТИО [14, 15].

 

Эффективность данной группы лекарственных средств не зависит от органопринадлежности и гистологического типа опухоли [16], что и приводит к экспоненциальному росту применения данной иммунотерапии в онкологической практике. Наибольшую эффективность ИКТИО показали при меланоме, немелкоклеточном раке легкого и раке печени.

В настоящее время используется 7 препаратов данной группы лекарственных средств, основное отличие которых определяется мишенью их воздействия (табл. 1) [17].

 

Таблица 1. Государственный реестр лекарственных средств (дата обращения: 22.05.2022). Фармако-терапевтическая группа: противоопухолевое средство – антитела моноклональные

МНН

Торговое наименование ЛП

Мишень

Одобрен в мире

Дата регистрации в РФ

Дата окончания действия регистрационного удостоверения в РФ

ЖНВЛП

Ипилимумаб

Ервой®

CTLA-4

2011

05.05.2016

12.04.2026

Да

Пембролизумаб

Китруда®

PD-1

2014

18.11.2016

31.12.2025

Да

Ниволумаб

Опдиво®

PD-1

2014

22.12.2016

22.06.2026

Да

Пролголимаб*

Фортека®

PD-1

16.04.2020

16.04.2025

Да

Атезолизумаб

Тецентрик®

PD-L1

2016

18.01.2018

18.01.2023

Да

Дурвалумаб

Имфинзи®

PD-L1

2017

18.07.2019

18.07.2024

Да

Авелумаб

Бавенсио®

PD-L1

2017

30.10.2019

30.10.2024

Да

Примечание. ЛП – лекарственный препарат, ЖНВЛП – жизненно необходимые и важнейшие лекарственные препараты; *пролголимаб – единственный препарат, разработанный в Российской Федерации, одобренный для лечения неоперабельной или метастатической меланомы [18].

 

Среди наиболее часто развивающихся эндокринных иоНЯ наблюдается взаимосвязь с механизмом действия препарата ИКТИО: дисфункции щитовидной железы с наибольшей частотой возникают при использовании анти-PD-1-моноклональных антител; при назначении анти-CTLA-4-моноклональных антител или комбинации анти-CTLA-4- и анти-PD-1-моноклональных антител следует помнить о риске развития гипофизита [15, 19, 20]. Значительно реже описываются аутоиммунные поражения других органов эндокринной системы (β-клеток поджелудочной железы, паращитовидных желез, гонад); табл. 2 [19].

 

Таблица 2. Эндокринопатии, которые могут развиться при проведении терапии ИКТИО

Нарушение функции щитовидной железы (деструктивный тиреоидит, гипотиреоз, гипертиреоз)

Гипофизит

Надпочечниковая недостаточность (первичная и вторичная)

СД

Гипопаратиреоз

Гипогонадизм

 

Дисфункции щитовидной железы у пациентов, получающих ИКТИО

Деструктивный тиреоидит – наиболее частая клиническая форма поражения щитовидной железы на фоне терапии ИКТИО (встречается у 5–50% пациентов) [14, 21, 22] – характеризуется чередованием транзиторной тиреотоксической фазы и последующим стойким исходом в гипотиреоз (табл. 3) [20, 22, 23].

 

Таблица 3. Частота гипотиреоза на фоне терапии ИКТИО (адаптировано [20])

Гипотиреоз – 6,6%

Анти-CTLA-4-моноклональные антитела

3,8%

Анти-PD-1-моноклональные антитела

7,0%

Анти-PD-L1-моноклональные антитела

3,9%

Анти-CTLA-4-моноклональное антитело + анти-PD-1-моноклональное антитело (ипилимумаб + ниволумаб)

13,2%

 

Данные о частоте развития тиреотоксикоза следует интерпретировать с учетом того, что в большинстве клинических исследований и аналитических обзоров не проводилось динамическое наблюдение за пациентами, т.е. факт развития гипертиреоза мог фиксироваться на фоне кратковременной деструктивной фазы тиреоидита. Индукция классического аутоиммунного тиреотоксикоза на фоне терапии ИКТИО происходит достаточно редко. По имеющимся данным, гипертиреоз с наименьшей частотой определяется на фоне терапии анти-PD-L1-моноклональными антителами (0,6%) и с наибольшей частотой (до 8,0%) – при использовании комбинации анти-CTLA-4-моноклональное антитело + анти-PD-1-моноклональное антитело (ипилимумаб + ниволумаб) [20]. Тем не менее даже транзиторный тиреотоксикоз может стать причиной нарушения ритма сердца и декомпенсации сердечной недостаточности.

Клинический комитет общества эндокринологии Великобритании и Французское эндокринное общество [24, 25] предлагают следующий алгоритм действий, направленный на своевременную диагностику нарушения функции щитовидной железы на фоне терапии ИКТИО.

До проведения терапии ИКТИО всем пациентам рекомендуется:

1) провести исследование уровня тиреотропного гормона (ТТГ) и свободного тироксина (своб. Т4);

2) при сборе анамнеза обратить внимание на наличие предшествующих заболеваний щитовидной железы, облучение органов шеи или средостения.

На фоне проведения терапии ИКТИО всем пациентам рекомендуется:

1) контролировать уровень ТТГ и своб. Т4, а также сообщать о симптомах тиреотоксикоза (снижение массы тела, сердцебиение, нервозность и др.) и гипотиреоза (выраженная астения, психомоторная заторможенность и др.);

2) проводить контроль уровней ТТГ и своб. Т4:

  • перед каждым введением препарата из группы ИКТИО в течение первых 6 мес;
  • перед каждым 2-м введением препарата ИКТИО в течение следующих 6 мес;
  • в течение 2-го года от начала терапии – при наличии клинических признаков тиреотоксикоза или гипотиреоза.

При выявлении нарушений функции щитовидной железы своевременно назначить адекватную терапию:

1) при тиреотоксикозе – β-адреноблокаторы (например, пропранолол 10–30 мг 3 раза в сутки по мере необходимости или атенолол 25–50 мг 1 раз в сутки при пульсе >100 уд/мин) [20];

2) при гипотиреозе – левотироксин натрия. Начинать заместительную терапию левотироксином натрия рекомендуется при уровне ТТГ>10 мЕд/л. При наличии субклинического или манифестного гипотиреоза стартовая доза подбирается из расчета 1 мкг/кг массы тела. При наличии в анамнезе случаев фибрилляции предсердий или ишемической болезни сердца целесообразно начинать терапию с минимальной дозы левотироксина натрия – 25 мкг/сут.

Учитывая высокий риск сердечно-сосудистых осложнений, для лечения манифестного тиреотоксикоза применяются не только β-адреноблокаторы, но и глюкокортикоиды. Глюкокортикоиды являются наиболее эффективной терапией деструктивных тиреоидитов любой этиологии. Согласно Клиническим рекомендациям Российской ассоциации эндокринологов «Острые и хронические тиреоидиты (исключая аутоиммунный тиреоидит» (2022 г.) [26] пациентам, имеющим тяжелые или средней степени тяжести симптомы тиреотоксикоза, следует назначить терапию глюкокортикостероидами (преднизолон 20–30 мг/сут в 2–3 приема). По мере купирования тиреотоксической фазы глюкокортикоиды могут быть отменены.

В случае если тиреотоксикоз не купируется в течение 1 мес на фоне терапии глюкокортикоидами, следует провести дифференциальную диагностику с болезнью Грейвса (классического аутоиммунного тиреотоксикоза). Критериями, подтверждающими диагноз, в данной ситуации могут быть наличие антител к рецептору ТТГ и повышенный захват радиоактивного йода при проведении сцинтиграфии щитовидной железы.

В подавляющем большинстве случаев иммуноопосредованные дисфункции щитовидной железы хорошо поддаются лечению и компенсируются на фоне заместительной терапии левотироксином натрия, а значит, не требуют прерывания иммунотерапии основного онкологического заболевания.

Гипофизит у пациентов, получающих ИКТИО

Гипофизит – одно из наиболее жизнеугрожающих и требующих осуществления неотложной медицинской помощи эндокринных иоНЯ, ассоциированных с терапией ИКТИО и встречающихся с частотой до 15% случаев на фоне терапии анти-CTLA-4-моноклональными антителами [27]. Неспецифичность клинических проявлений и отсутствие врачебной настороженности могут привести к летальному исходу, прежде всего за счет развития стойкой вторичной надпочечниковой недостаточности в отличие от вторичного гипотиреоза и гипогонадотропного гипогонадизма, которые могут быть транзиторными [20].

Развитие гипофизита сопровождается двумя группами симптомов. С одной стороны, это симптомы, обусловленные увеличением размеров гипофиза. Самая частая жалоба – головная боль, редко наблюдаются зрительные нарушения за счет сдавления зрительных нервов и нарушения со стороны III, IV и VI черепно-мозговых нервов за счет сдавления в кавернозном синусе. С другой стороны – это симптомы нарушения функции передней доли гипофиза, представленные в первую очередь вторичной надпочечниковой недостаточностью. При гипофизите, ассоциированном с терапией ИКТИО, увеличение гипофиза, как правило, незначительно, а несахарный диабет наблюдается крайне редко [27].

Ссылаясь на те же европейские источники, опубликованные Клиническим комитетом общества эндокринологии Великобритании и Французским эндокринным обществом [24, 25], приводим алгоритм, направленный на своевременную диагностику вторичной надпочечниковой недостаточности.

До проведения терапии ИКТИО всем пациентам рекомендуется:

  1. Провести исследование уровня:
  • натрия;
  • кортизола сыворотки крови и адренокортикотропного гормона (АКТГ) в утренние часы.

Следует отметить, что в рутинной клинической практике в отсутствие характерных жалоб, позволяющих заподозрить надпочечниковую недостаточность, кроме определения уровня натрия в сыворотке крови другие параметры практически не оцениваются.

  1. Уточнить наличие в анамнезе поражений, заболеваний гипоталамо-гипофизарной области и использования любых глюкокортикоидных лекарственных препаратов (ингаляторов, назальных спреев, кремов, внутрисуставных инъекций и др.), которые могут подавлять гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковую систему.

На фоне проведения терапии ИКТИО рекомендуется:

  1. Информировать пациентов о симптомах надпочечниковой недостаточности (выраженная утомляемость, сонливость, спутанность сознания, анорексия, тошнота, рвота, диарея, боль в животе, артериальная гипотензия, ортостатическая гипотензия и др.).
  2. Проводить контроль уровня натрия, кортизола, АКТГ:
  • в отсутствие клинических проявлений в течение первых 6 мес перед каждым введением препарата ИКТИО;
  • в течение следующих 6 мес перед каждым 2-м введением препарата ИКТИО;
  • в течение 2-го года лечения – только при наличии клинических признаков, подозрительных в отношении гипокортицизма.
  1. При клиническом подозрении на гипофизит:
  • помимо оценки натрия, кортизола, АКТГ рекомендуется определение лютеинизирующего гормона, фолликулостимулирующего гормона, ТТГ, своб. Т4, пролактина, тестостерона – для мужчин, эстрадиола – для женщин;
  • рекомендуется проведение магнитно-резонансной томографии (МРТ) гипофиза.

МРТ на сегодняшний день является наиболее доступным и информативным диагностическим методом. При гипофизите отмечаются гомогенное симметричное увеличение гипофиза, утолщение ножки гипофиза, отсутствие «яркого пятна» задней доли гипофиза, утолщение твердой мозговой оболочки, параселлярный гипоинтенсивный сигнал на Т2-взвешенных изображениях [28].

При подозрении на первичную надпочечниковую недостаточность рекомендуется оценить уровень ренина и альдостерона (особенно если АКТГ выше или в пределах референтного лабораторного интервала и присутствует гипонатриемия).

Своевременное назначение необходимых лекарственных препаратов:

  • при острой надпочечниковой недостаточности (не дожидаясь результатов анализа на кортизол сыворотки крови) – гидрокортизон (немедленная болюсная инъекция) 100 мг внутривенно или внутиримышечно с последующей инфузией гидрокортизона (суммарно) 200 мг в течение 24 ч (по 50 мг гидрокортизона внутривенно или внутримышечно каждые 6 ч) [29];
  • при подборе пероральной дозы гидрокортизона рекомендуется первоначально назначить 20/10/10 мг (утро/обед/вечер соответственно) с последующим снижением до поддерживающей дозы гидрокортизона 10/5/5 мг (утро/обед/вечер соответственно). Возможно применение перорального преднизолона в поддерживающей дозе 3–5 мг/сут;
  • метилпреднизолон не подходит для лечения надпочечниковой недостаточности, однако может быть полезен при клинических симптомах компрессии головного мозга (дефекты полей зрения, параличи черепных нервов, некупируемая головная боль и др.);
  • подбор соответствующей заместительной терапии – при выявлении дефицита тропных гормонов;
  • обучить пациента увеличивать подобранную дозировку глюкокортикоидного препарата при стрессовых ситуациях, инфекциях, лихорадке, оперативных вмешательствах.

По данным наблюдения за пациентами с гипофизитом, развившимся на фоне лечения ипилимумабом, назначение преднизолона практически не влияло на клиническую картину, сроки нормализации размеров гипофиза по данным МРТ и восстановление функций аденогипофиза [30]. В лечении пациентов с гипофизитом первостепенную роль играет коррекция вторичной надпочечниковой недостаточности. По мере разрешения заболевания восстанавливается продукция гормонов гипофиза: тиреотропная и гонадотропная функции восстанавливаются достаточно часто, секреция АКТГ в большинстве случаев снижается стойко [31].

Необходимо также помнить, что для лечения практически всех иоНЯ, вызванных ИКТИО, используются системные глюкокортикоиды [32], которые, безусловно, могут нивелировать клинические проявления вторичной надпочечниковой недостаточности и приводить к ложноотрицательным результатам.

Невзирая на улучшение общей и безрецидивной выживаемости у пациентов с солидными опухолями, проходящих терапию ИКТИО, одновременное полиорганное поражение, а также возможное развитие полигландулярных эндокринных иоНЯ могут значимо осложнить диагностику и лечение эндокринопатий.

Заключение

Иммуноопосредованные эндокринные НЯ, возникающие на фоне терапии ИКТИО, могут проявляться неспецифическими симптомами (слабость, головная боль, тошнота, гипотония). В отсутствие своевременной диагностики и лечения такие состояния, как надпочечниковая недостаточность, фульминантный СД, тиреотоксикоз, могут стать жизнеугрожающими состояниями. В то же время большинство эндокринных иоНЯ хорошо поддаются коррекции и продолжение ИКТИО представляется возможным в случае их своевременной диагностики и адекватного лечения.

Раскрытие интересов. Авторы декларируют отсутствие явных и потенциальных конфликтов интересов, связанных с публикацией настоящей статьи.

Disclosure of interest. The authors declare that they have no competing interests.

Вклад авторов. Авторы декларируют соответствие своего авторства международным критериям ICMJE. Все авторы в равной степени участвовали в подготовке публикации: разработка концепции статьи, получение и анализ фактических данных, написание и редактирование текста статьи, проверка и утверждение текста статьи.

Authors’ contribution. The authors declare the compliance of their authorship according to the international ICMJE criteria. All authors made a substantial contribution to the conception of the work, acquisition, analysis, interpretation of data for the work, drafting and revising the work, final approval of the version to be published and agree to be accountable for all aspects of the work.

Источник финансирования. Госзадание «Эпидемиологические и молекулярно-клеточные характеристики опухолевых, аутоиммунных и йододефицитных тиреопатий как основа профилактики осложнений и персонализации лечения», Рег. №АААА-А20-120011790180-4.

Funding source. Epidemiological and molecular-cellular characteristics of tumor, autoimmune and iodine-deficient thyroid diseases as the basis for the prevention of complications and personalization of treatment, assignment number АААА-А20-120011790180-4

×

About the authors

Anastasiya A. Glibka

Endocrinology Research Centre

Email: troshina@inbox.ru
ORCID iD: 0000-0002-7324-8344

Graduate Student

Russian Federation, Moscow

Natalya V. Mazurina

Endocrinology Research Centre

Email: natalyamazurina@mail.ru
ORCID iD: 0000-0001-8077-9381
SPIN-code: 9067-3062

Cand. Sci. (Med.)

Russian Federation, Moscow

Ekaterina A. Troshina

Endocrinology Research Centre

Author for correspondence.
Email: troshina@inbox.ru
ORCID iD: 0000-0002-8520-8702

D. Sci. (Med.), Prof., Acad. RAS

Russian Federation, Moscow

References

Supplementary files

Supplementary Files
Action
1. Figure 1. Risk stratification before starting alpelisib therapy (performed by the attending oncologist).

Download (229KB)
2. Figure 2. Mechanism of action of ICTIO [14, 15].

Download (370KB)

Copyright (c) 2022 Consilium Medicum

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.

СМИ зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации СМИ: серия ПИ № ФС77-63969 от 18.12.2015. 
СМИ зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации СМИ: серия
ЭЛ № ФС 77 - 69134 от  24.03.2017.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies