Nonsteroidal anti-inflammatory drugs through the prism comorbidity and drug safety: in focus amtolmetin guatsil

Cover Page

Cite item

Abstract

Drug safety and comorbidity are closely intertwined with the use of nonsteroidal anti-inflammatory drugs (NSAIDs), which are among the most common drugs. Since NSAIDs associated a range of different complications. One of the most common complications is NSAIDs gastropathy. The main areas to ensure drug safety in the use of NSAIDs include: 1) identification ofpatients at increased riskof complications; 2) tread therapy; 3) selection of the best drug with efficacy and safety positions. Promising drug from the group of NSAIDs with the efficacy and drug safety products is amtolmetin guacil.

Full Text

В настоящее время к важным составляющим рациональ- ной фармакотерапии [1, 2] относятся коморбидность и ле- карственная безопасность [3, 4]. Коморбидность Сопутствующая патология, выявляемая благодаря совер- шенствованию диагностических возможностей, присут- ствует в большинстве клинических случаев. В отечествен- ных работах сосуществование болезней нередко описы- вают как сочетанные, сопутствующие, ассоциированные состояния и заболевания. В зарубежной научной литерату- ре чаще применяют термины «коморбидные состояния» или «коморбидные заболевания» (comorbid conditions, co- morbid diseases), «коморбидность» (comorbidity). Комор- бидность (от лат. со - вместе + morbus - болезнь) - нали- чие дополнительной клинической картины, которая уже существует или может появиться самостоятельно, помимо текущего заболевания, и всегда отличается от него. Эта проблема в последнее десятилетие широко изучается в различных аспектах у разных категорий пациентов [5-11]. Выделяется целый ряд факторов, способствующих разви- тию коморбидности: генетические, ятрогенные, социаль- ные, экологические, сосудистые (атеросклероз), инфек- ционные (хроническая инфекция), инволютивные изме- нения. К основным причинам коморбидности относятся: анатомическая близость пораженных болезнью органов, единый патогенетический механизм нескольких болез- ней, временная причинно-следственная связь между бо- лезнями, одна болезнь как осложнение другой. Современная фармакология не стоит на месте - посто- янно синтезируются новые лекарственные препараты, расширяющие возможности лечения разных заболеваний, разрабатываются новые схемы применения «старых» лекарственных препаратов, что также способствует повыше- нию эффективности лекарственной терапии. Однако по- следняя всегда сопряжена с риском причинения вреда здо- ровью пациента самим лекарством, призванным противо- стоять заболеваниям. В этой связи к четырем основным причинам коморбидности целесообразно отнести еще од- ну: болезнь как осложнение лекарственной терапии дру- гой болезни. Лекарственная безопасность Лекарственная безопасность является одним из приори- тетных направлений современной медицины и фармации. Активный сбор информации о побочных реакциях ле- карственных препаратов и разработка программ по мони- торингу безопасности лекарственных средств были ини- циированы талидомидовой трагедией в 1960-х годов. Не- смотря на существующую под эгидой Всемирной органи- зации здравоохранения международную программу мони- торинга лекарств, начало XXI в. ознаменовалось двумя крупными «провалами» лекарственных препаратов - це- ривастатина и рофекоксиба. И это далеко не единствен- ные негативные примеры последнего десятилетия [3, 4]. Большая группа проблем современной медицины непо- средственно обусловлена действием лекарственных пре- паратов: НПВП-гастропатия, лекарственные поражения печени, нарушения кишечного микробиоценоза. Прием пациентами различных лекарственных препаратов на се- годняшний день рассматривается в качестве возможных этиологических и провоцирующих (триггеров) факторов развития целого ряда заболеваний разных органов и си- стем [2, 4]. Лекарственная безопасность и коморбидность тесно пе- реплетаются при использовании нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП), относящихся к чис- лу наиболее распространенных лекарственных средств. Нестероидные противовоспалительные препараты К основным терапевтическим эффектам НПВП относят- ся: противовоспалительный, обезболивающий, жаропони- жающий. Показаниями к назначению НПВП являются боль, лихорадка, воспалительные процессы различной природы, склонность к развитию тромбозов (ацетилсали- циловая кислота - АСК) [12, 13]. Ежедневно в мире свыше 30 млн человек употребляют НПВП, в течение года число принимающих НПВП состав- ляет более 300 млн, при этом лишь 1/3 из них используют НПВП по назначению врача. В конце ХХ и начале XXI в. отмечается тенденция увеличения потребления НПВП в 2-3 раза каждые 10 лет [12, 13]. В значительной мере ши- рокому распространению приема НПВП способствуют увеличение доли лиц пожилого и старческого возраста в большинстве стран мира и, соответственно, рост распро- страненности заболеваний опорно-двигательного аппара- та с увеличением возраста пациентов [13, 14]. НПВП активно используются в клинической практике и повседневной жизни при широком круге заболеваний и патологических состояний и входят в арсенал врачей раз- ных специальностей. К сожалению, наряду с высокой фармакотерапевтиче- ской эффективностью по основным показаниям с прие- мом НПВП ассоциируется целый спектр разных, иногда фатальных, осложнений. Так, на долю НПВП приходится 20-25% всех зарегистрированных случаев лекарственной болезни (побочного действия лекарственных препара- тов). От осложнений, обусловленных приемом НПВП, еже- годно в Великобритании умирают до 2 тыс. пациентов, в США с употреблением НПВП связано 16,5 тыс. случаев смерти в год и 107 тыс. госпитализаций [13, 15-20]. Неблагоприятные побочные эффекты характерны прак- тически для всех представителей группы НПВП (с разной частотой) независимо от их химического строения, ле- карственной формы и способа введения. Данная проблема актуальна не только в медицинском, но и социально-эко- номическом аспекте, она значимо увеличивает количество госпитализаций и летальных исходов, о чем свидетель- ствуют данные многочисленных эпидемиологических ис- следований [21-25]. Побочные эффекты НПВП являются класс-специфиче- скими, характерными для всех представителей этой груп- пы лекарственных препаратов и определяются их основ- ным фармакологическим действием - блокадой фермен- та циклооксигеназы (ЦОГ). Анальгетическое и противо- воспалительное действие НПВП обусловлено подавлени- ем функции «индуцируемой» формы данного фермента ЦОГ-2, который отвечает за гиперпродукцию простаглан- динов - важнейших медиаторов боли и воспаления в зоне патологического процесса. Неселективные ингибиторы ЦОГ-1 и ЦОГ-2 (индомета- цин, диклофенак, кеторолак и др.), оказывая противовос- палительный и обезболивающий эффекты, обладают ря- дом нежелательных побочных реакций со стороны желу- дочно-кишечного тракта (ЖКТ). Преимущественно селек- тивные ингибиторы ЦОГ-2 (нимесулид, мелоксикам) не- сколько уступают в проявлении прямых эффектов несе- лективным НПВП, но в своих побочных реакциях менее агрессивны в отношении ЖКТ. Высокоселективные инги- биторы ЦОГ-2 (коксибы - целекоксиб, эторикоксиб) имеют значительный риск развития осложнений со сто- роны сердечно-сосудистой системы. Особую актуальность приобретает негативное специ- фическое действие НПВП на слизистую оболочку ЖКТ. НПВП-гастропатия Термин «НПВП-гастропатия» (NSAID-gastropathy) был предложен в 1986 г. для дифференциации специфическо- го поражения слизистой оболочки желудка, возникающе- го при длительном употреблении НПВП, от классической язвенной болезни [25-27]. Данным термином принято обозначать специфиче- скую патологию верхних отделов ЖКТ, которая возни- кает в результате системного негативного воздействия НПВП и проявляет себя не только диспепсией и эпигаст- ральной болью, но и развитием эрозий слизистой обо- лочки, язвами и «гастроинтестинальными катастрофами» (кровотечениями и перфорацией). В отличие от класси- ческой язвенной болезни НПВП-гастропатия чаще пора- жает не двенадцатиперстную кишку (ДПК), а верхний от- дел ЖКТ и обычно развивается у пожилых, а не у молодых больных [25, 26]. В пожилом возрасте увеличивается ча- стота развития язв ДПК - у 30% пациентов, принимаю- щих НПВП. У больных ревматоидным артритом, длитель- но принимающих НПВП, риск госпитализации или смер- ти из-за гастроэнтерологических проблем оценивается как 1,3-1,6% в год, что позволяет рассматривать желудоч- но-кишечные осложнения в качестве одной из частых причин смерти при этом заболевании [12, 28]. Основной причиной развития НПВП-гастропатии счи- тается существенное снижение защитного потенциала слизистой желудка и ДПК, связанное с подавлением синте- за «цитопротективных» простагландинов. Эти вещества регулируют синтез поверхностных мукополисахаридов и бикарбонатов, стимулируют репаративный потенциал клеток и поддерживают активный кровоток в подслизи- стом слое, тем самым предохраняя слизистую оболочку от повреждающего действия соляной кислоты и пепсина [24, 29]. Гастротоксичность может иметь место при любом пу- ти введения НПВП, поскольку лишь отчасти связана с ло- кальным повреждающим влиянием НПВП на слизистую и в основном обусловлена ингибированием ЦОГ-1 в резуль- тате системного действия препаратов [30]. Проблема НПВП-гастропатии является междисципли- нарной и находится на стыке нескольких врачебных спе- циальностей: с одной стороны, терапевты и врачи общей практики, ревматологи, неврологи, травматологи наибо- лее часто назначают НПВП, с другой - гастроэнтерологи, которые по определению должны диагностировать и ле- чить пациентов с нестероидной гастропатией. НПВП-гастропатия сопряжена с диагностическими сложностями cубъективного генеза, поскольку врачи в практической деятельности часто упускают связь пора- жения желудка или ЖКТ с приемом НПВП [19, 31]. При длительном (более 6 нед) использовании НПВП гастро- и дуоденопатии формируются у 70% больных [32, 33]. Симптомы НПВП-ассоциированной диспепсии разви- ваются примерно у 30-40% пациентов, длительно при- нимающих НПВП. У 1/2 из них при эндоскопическом ис- следовании обнаруживаются эрозии и геморрагии, а у каждого 4-5-го - язвы. По результатам фиброэзофагогастродуоденоскопии (ФЭГДС) выделяют 2 варианта поражения ЖКТ. НПВП-ин- дуцированная гастропатия характеризуется поражением верхних отделов ЖКТ, возникающих в хронологической связи с приемом НПВП, и наличием повреждения слизи- стой оболочки, подтвержденного ФЭГДС. НПВП-ассоции- рованная диспепсия характеризуется возникновением диспепсии в хронологической связи с приемом НПВП при отсутствии повреждения слизистой оболочки ЖКТ, под- твержденного ФЭГДС [12, 27, 34]. У 4 из 5 пациентов, принимающих НПВП, отмечается бессимптомное течение гастропатии, обусловленное имеющимся болевым синдромом, который связан с основ- ным заболеванием, наличием сопутствующей патологии (болезни сердца, сосудов, почек и других органов) и аналь- гетическим эффектом самих НПВП. К ведущим симптомам НПВП-гастропатии относятся: эпигастральная боль, ощущение дискомфорта в эпига- стрии, изжога, потеря аппетита, тошнота, дискомфорт в животе, диарея [12, 18, 21, 35]. Вместе с тем часто клиниче- ская картина при НПВП-гастропатиях характеризуется от- сутствием корреляции между клинической симптомати- кой и выраженностью эндоскопических изменений. Не- редко при наличии множественных эрозий и язв желудка и луковицы ДПК НПВП-гастропатии протекают бессимп- томно, что повышает риск развития таких серьезных осложнений, как кровотечение и перфорация, которые не- редко могут приводить к летальному исходу. Напротив, у пациентов с выраженной клинической симптоматикой при эндоскопическом исследовании выявляются мини- мальные изменения слизистой оболочки. К дополнительным клиническим характеристикам НПВП-гастропатии относятся: дебют клинических (или только эндоскопических) проявлений в первые 1-3 мес от начала приема НПВП; часто внезапное развитие поражения ЖКТ, которое может быть спрогнозировано только по совокупно- сти факторов риска; локализация язв и эрозий преимущественно в ант- ральном отделе желудка; рецидивирующий характер течения [12, 13]. В реальной клинической практике приходится сталки- ваться не только с поражением верхних отделов ЖКТ, но и с энтеропатией. По данным аутопсий, поражение слизи- стой кишечника отмечается у 8,6% больных, принимавших НПВП, против 0,6% у больных, не принимавших НПВП [36]. Профилактика НПВП-гастропатии За последнее десятилетие был разработан ряд нацио- нальных и международных рекомендаций по профилак- тике НПВП-индуцированных желудочно-кишечных осложнений [37-42], однако эта проблема сохраняет свою актуальность. К основным направлениям обеспечения лекарственной безопасности при использовании НПВП (или любого дру- гого препарата) в практике врачей разных специально- стей можно отнести: выявление пациентов с повышенным риском разви- тия осложнений; протекторную терапию; выбор оптимального препарата с позиций эффектив- ности и безопасности [1, 4, 27, 43, 44]. Факторы риска Ведущими факторами риска повреждения ЖКТ при на- значении НПВП являются: женский пол; возраст старше 65 лет, язвенная болезнь (пептическая язва) и ее осложнения в анамнезе; высокие дозы НПВП; одновременный прием нескольких НПВП или НПВП с АСК или другим антиагрегантом; наличие заболевания, требующего длительного прие- ма НПВП; сопутствующая терапия глюкокортикостероидными гормонами, иммунодепрессантами, антикоагулянтами; наличие Helicobacter pylori; семейный язвенный анамнез [12, 13, 27]. Рекомендации ACG (American College of Gastroenterology) к факторам риска дополнительно относят: начальный период приема НПВП (первые 1-2 нед); прием препаратов натощак (до еды); употребление алкоголя, курение, сопут- ствующие сердечно-сосудистые заболевания [40]. Существенно увеличивает вероятность развития НПВП- индуцированного поражения ЖКТ наличие у пациента не- скольких факторов риска. Стратификация факторов риска подразделяет пациен- тов на 3 группы: высокого риска - имеющие осложнения язвенной бо- лезни в анамнезе, особенно недавние, а также 3 фак- тора риска и более; среднего/умеренного - 1-2 фактора риска; низкого - отсутствие факторов риска [21, 45]. Пациентам, которые относятся к группе высокого риска, по возможности лучше избегать приема НПВП. Если же противовоспалительная терапия необходима, ее следует назначать с максимальной осторожностью: минимальная доза на минимальный период, селективные ЦОГ-2 с одно- временным курсом протекторной терапии. Пациентам, которые могут быть отнесены к группе умеренного риска, рекомендуется протекторная терапия. Лицам без факто- ров риска (низкий риск) профилактические назначения не требуются [21, 40, 46, 47]. Протекторная терапия Ингибиторы протонной помпы (ИПП) являются пре- паратами выбора для профилактики и лечения НПВП- индуцированных поражений ЖКТ, в том числе и у паци- ентов старшей возрастной группы. Они существенно превосходят по эффективности блокаторы Н2-рецепто- ров гистамина при язвах желудка (именно эта локализа- ция поражений типична для НПВП-гастропатии), зна- чительно лучше переносятся пациентами, чем мизопро- стол, и имеют более удобный режим дозирования [32, 33, 48, 49]. Для достижения антисекреторного эф- фекта, как правило, требуется небольшая доза препарата. Используется любой ИПП в стандартной дозировке (омепразол 20 мг, пантопразол 40 мг, лансопразол 30 мг, рабепразол 20 мг и эзомепразол 20 мг), прием осуществ- ляется однократно утром за 30-60 мин до еды. Проведение гастропротекции целесообразно при нали- чии у пациента выраженных симптомов диспепсии [20] или гастроэзофагеальной рефлюксной болезни [34, 50], а также опасениях пациента в отношении развития патоло- гии ЖКТ на фоне противоревматической терапии [12, 13]. Вместе с тем ИПП защищают лишь верхние отделы ЖКТ, не предотвращая развитие энтеропатии. К основным по- бочным эффектам ИПП относят запоры и развитие гипо- магниемии. Кроме этого, длительный прием ИПП ассо- циируется с повышением риска развития кишечных ин- фекций, негативным фармакологическим взаимодействи- ем с рядом важных лекарств и прогрессированием остео- пороза [36]. Еще одним направлением в профилактике и лечении НПВП-гастропатии является проведение эрадикационной терапии H. pylori. Эрадикация H. pylori редуцирует риск осложненных и неосложненных гастродуоденальных язв у принимающих НПВП. Особенно показана эрадикация H. pylori пациентам с отягощенным анамнезом по язвенной болезни. Согласно рекомендациям Маастрихт IV [51] паци- енты, длительно принимающие НПВП/АСК, должны быть тестированы в отношении H. pylori и при положительном ответе пролечены по классической схеме, в основе кото- рой также присутствуют ИПП. Однако проведение только эрадикации H. pylori не приводит к снижению частоты язв желудка и ДПК у пациентов, уже получающих НПВП. Эти больные нуждаются в длительном применении ИПП. Выбор оптимального препарата из группы НПВП Выбор с позиций эффективности и безопасности опти- мального препарата из группы НПВП является одним из наиболее обсуждаемых в широкой клинической практике у пациентов с сопутствующими неврологическими и ревматологическими проблемами, когда имеется комбинация болевого синдрома и воспалительной реакции со стороны опорно-двигательного аппарата, а также необходимость длительного назначения НПВП [16, 17, 23, 29, 43, 46, 52]. Из препаратов группы НПВП предпочтение отдается се- лективным ингибиторам ЦОГ-2, которые являются менее токсичными по сравнению с неселективными ингибито- рами ЦОГ-1 и ЦОГ-2 и сочетают в себе быстрый обезболи- вающий и мощный противовоспалительный эффекты [53]. Вместе с тем кардиологический профиль безопасности се- лективных ингибиторов ЦОГ-2 оказался далеко не без- упречен, что наглядно продемонстрировал рофекоксиб [54]. Установлено, что НПВП повышают агрегацию тром- боцитов, увеличивают задержку натрия и воды, что повы- шает артериальное давление и потенцирует сердечную не- достаточность, причем селективные ингибиторы ЦОГ-2 оказывают эти эффекты в большей степени, чем неселек- тивные НПВП [47, 54, 55]. Негативные эффекты селектив- ных ЦОГ-2 НПВП на агрегацию тромбоцитов устраняются сочетанием с малыми дозами АСК (однако такая комбина- ция требует дополнительного назначения ИПП) или кло- пидогрелом. Амтолметин гуацил Перспективным лекарственным препаратом из группы НПВП является амтолметин гуацил (АМГ), обладающий со- поставимой с традиционными НПВП эффективностью и хорошим профилем безопасности сердечно-сосудистой системы и ЖКТ [24, 27, 29-31, 36, 47, 52, 56-63]. АМГ - предшественник толметина, неселективный ин- гибитор ЦОГ. Препарат получен с помощью комбиниро- ванной методики химического синтеза в результате вос- становления толметина аминокислотой (глицином) и гваяколом [64]. Оказывает противовоспалительное, аналге- зирующее, жаропонижающее, десенсибилизирующее дей- ствие, обладает гастропротективным эффектом. АМГ по- давляет провоспалительные факторы, снижает агрегацию тромбоцитов; угнетает ЦОГ-1 и ЦОГ-2, нарушает метабо- лизм арахидоновой кислоты, уменьшает образование про- стагландинов (в том числе в очаге воспаления), подавляет экссудативную и пролиферативную фазы воспаления. АМГ уменьшает проницаемость капилляров, стабилизи- рует лизосомальные мембраны, тормозит синтез или инактивирует медиаторы воспаления (простагландины, гистамин, брадикинины, цитокины, факторы комплемен- та); блокирует взаимодействие брадикинина с тканевыми рецепторами, восстанавливает нарушенную микроцирку- ляцию и снижает болевую чувствительность в очаге воспа- ления; влияет на таламические центры болевой чувстви- тельности; снижает концентрацию биогенных аминов, обладающих альгогенными свойствами; увеличивает по- рог болевой чувствительности рецепторного аппарата; устраняет или снижает интенсивность болевого синдрома, уменьшает утреннюю скованность и отеки, увеличивает объем движений в пораженных суставах через 4 дня лече- ния. Защитное действие АМГ на слизистую оболочку желудка реализуется путем стимуляции рецепторов капсаицина (также их называют ваниллоидными рецепторами), при- сутствующих в стенках ЖКТ. Вследствие того что в составе АМГ присутствует ванилиновая группа, он может стимули- ровать капсаициновые рецепторы, что, в свою очередь, вы- зывает высвобождение пептида, кодируемого геном каль- цитонина (CGRP), и последующее увеличение продукции оксида азота (NO). Интерес к NO в связи с назначением НПВП обусловлен физиологическими свойствами этой небольшой молеку- лы, обладающей широким спектром разнообразных эф- фектов воздействия на органы и ткани. Для слизистой обо- лочки желудка NO является фундаментальным фактором защиты, дублирующим гастропротективные свойства про- стагландинов, и оказывает с ними синергичный эффект. NO стимулирует секрецию слизи, регулирует микроцирку- ляцию, ингибирует адгезию нейтрофилов к эндотелию с высвобождением свободных радикалов. Стимулирующий эффект NO на секрецию слизи является важным процес- сом, обеспечивающим восстановление слизистой оболоч- ки желудка при развитии повреждений ее поверхности. NO является важнейшим компонентом защиты эндоген- ной системы слизистой оболочки желудка, ДПК и тонкой кишки от повреждений, поддерживает целостность струк- туры и функции ЖКТ, повышая резистентность слизистой оболочки к повреждающим факторам посредством уве- личения слизеобразования, секреции бикарбоната, крово- тока и снижения провоспалительной активации клеточно- го состава [24, 65-70]. Из других эффектов NO немаловажное значение имеет обеспечение моторной функции ЖКТ, а также регуляции поступления желчи в кишечник; в частности NO вызывает снижение моторики ЖКТ, расслабление сфинктера Одди и нижнего пищеводного сфинктера. В эксперименте для АМГ были продемонстрированы вы- раженные антиоксидантные свойства [71, 72] и гастропро- тективный эффект в отношении повреждающего действия других НПВП и этанола [73, 74]. В клинических исследованиях [57, 75-77] наглядно по- казано, что обезболивающий, противовоспалительный и жаропонижающий эффекты АМГ сравнимы с неселектив- ными НПВП (пироксикам, диклофенак). Об эффективно- сти АМГ в сравнении с диклофенаком и другими НПВП (толметин, напроксен, индометацин, флурбипрофен, ибу- профен, дифлунисал) свидетельствует метаанализ, осно- ванный на данных 18 клинических исследований [64]. Ча- стота побочных эффектов, выраженность и частота по- вреждений слизистой оболочки желудка и ДПК по данным эндоскопического исследования, а также случаи прежде- временного прекращения терапии во всех 18 исследова- ниях были ниже в группе АМГ по сравнению с другими НПВП [64]. Отмечена хорошая переносимость АМГ паци- ентами при длительном применении (в течение 6 мес). В сравнительном исследовании безопасности и эффек- тивности АМГ у больных ревматоидным артритом и целе- коксиба, который в течение длительного времени считал- ся стандартом гастродуоденальной безопасности среди всех современных НПВП, были отмечены одинаковая эф- фективность и безопасность АМГ и целекоксиба [78]. Вме- сте с тем, в отличие от селективных ЦОГ-2 НПВП, которые не влияют на агрегацию тромбоцитов [79], АМГ обладает сравнимой с действием АСК антитромбоцитарной актив- ностью [80]. Благодаря наличию этого фармакологическо- го эффекта АМГ является более подходящим, чем селектив- ный ингибитор ЦОГ-2, для пациентов с одним или более кардиоваскулярным фактором риска. Учитывая актуальность проблемы НПВП-гастропатии и высокую частоту применения НПВП в практике врачей разных специальностей, препарат АМГ, безусловно, займет достойные позиции в терапии боли и воспаления [24, 27, 29-31, 36, 47, 52, 56-63]. АМГ на российском фармацевтическом рынке представ- лен препаратом Найзилат® (компания «Д-р Редди’с Лабо- раторис Лтд.»). Найзилат® (АМГ) - первый NO-ассоцииро- ванный НПВП в России, обладающий клинически выра- женными обезболивающим, противовоспалительным и жаропонижающим эффектами, которые сравнимы с несе- лективными (ЦОГ-1 и ЦОГ-2) и селективными ЦОГ-2 НПВП, и высокой безопасностью, обусловленной в первую очередь его гастропротективными свойствами. К основным показаниям к назначению препарата Найзилат® относятся: болевой синдром средней и слабой интенсивности при остеоартрозе, ревматоидном артрите, анкилозирующем спондилите, при обострении подагры, бурсите, тендовагините, артралгии, миалгии, невралгии, мигрени, зубной и головной боли, альгодисменореи, при травмах и ожогах. Рекомендуемая доза препарата Найзилат® составляет 600 мг (1 таблетка) 2 раза в сутки. В зависимости от степе- ни контроля симптомов заболевания поддерживающая до- за может быть снижена до 600 мг 1 раз в сутки. Максималь- ная суточная доза составляет 1800 мг. Для сохранения га- стропротективного действия Найзилат® следует прини- мать на голодный желудок. Уникальный двойной механизм защиты желудка и хоро- шая переносимость при длительных курсах терапии поз- воляют рассматривать Найзилат® (АМГ) с позиций ле- карственной безопасности и коморбидности в качестве препарата выбора из группы НПВП у пациентов с сопут- ствующей гастроэнтерологической и другой соматиче- ской патологией.
×

About the authors

D. I Trukhan

Omsk State Medical University of the Ministry of Health of the Russian Federation

Email: dmitry_trukhan@mail.ru
644099, Russian Federation, Omsk, ul. Lenina, d. 12

References

  1. Трухан Д.И. Рациональная фармакотерапия в гастроэнтерологии. Справ. поликлин. врача. 2012; 10: 18-24.
  2. Трухан Д.И. Выбор лекарственного препарата с позиций рациональной фармакотерапии. Consilium Medicum. 2013; 11: 45-9.
  3. Тарасова Л.В., Трухан Д.И. Лекарственная безопасность в гастроэнтерологии. Эксперимент. и клин. гастроэнтерология. 2013; 4: 81-7.
  4. Трухан Д.И, Тарасова Л.В. Лекарственная безопасность и рациональная фармакотерапия в гастроэнтерологической практике. Клин. перспективы гастроэнтерологии, гепатологии. 2013; 5: 9-16.
  5. Лазебник Л.Б. Полиморбидность и старение. Новости медицины и фармации. 2007; 1 (205). http://archive.today/smbi
  6. Белялов Ф.И. Двенадцать тезисов коморбидности. Клин. медицина. 2009; 12: 69-71.
  7. Верткин А.Л., Румянцев М.А., Скотников А.С. Коморбидность: от истоков развития до современного понятия. Как оценить и прогнозировать. Врач скорой помощи. 2011; 7: 4-14.
  8. Верткин А.Л., Скотников А.С. Коморбидность. Лечащий врач. 2013; 6: 66-8.
  9. Верткин А.Л., Скотников А.С. Коморбидность. Лечащий врач. 2013; 8: 78-82.
  10. Димов А.С., Максимов Н.И. Клинико - организационные и эпидемиологические проблемы сопутствующих заболеваний при кардиальной патологии. Кардиология. 2013; 7: 85-92.
  11. Белялов Ф.И. Лечение внутренних болезней в условиях коморбидности. Иркутск, 2014.
  12. Ревматология. Национальное руководство. Под ред. Е.Л.Насонова. М.: ГЭОТАР- Медиа, 2008.
  13. Рациональная фармакотерапия ревматических заболеваний: Руководство для практикующих врачей. Под общ. ред. В.А.Насоновой, Е.Л.Насонова М.: Литтерра, 2007.
  14. Насонов Е.Л., Каратеев А.Е. Применение нестероидных противовоспалительных препаратов. Клинические рекомендации. Рус. мед. журн. 2006; 25: 1769-77.
  15. Каратеев А.Е., Насонов Е.Л. НПВП-ассоциированная патология ЖКТ: реальное состояние дел в России. Рус. мед. журн. 2006; 15: 1073-8.
  16. Евсеев М.А. Алгоритмы безопасной терапии нестероидными противовоспалительными препаратами. Consilium Medicum. 2008; 7: 148-53.
  17. Каратеев А.Е. Нимесулид и пищеварительная система человека. Consilium Medicum. Гастроэнтерология. 2012; 8: 57-62.
  18. Трухан Д.И., Викторова И.А. Внутренние болезни: Кардиология. Ревматология. М.: Медицинское информационное агентство, 2013.
  19. Верткин А.Л., Носова А.В., Алисов В.А., Заиченко Д.М. Выбор нестероидных противовоспалительных препаратов для купирования болевого синдрома в клинической практике. Consilium Medicum. 2013; 8: 63-7.
  20. Трухан Д.И., Филимонов С.Н., Викторова И.А. Клиника, диагностика и лечение основных ревматических болезней. Спб.: СпецЛит, 2014.
  21. Лапина Т.Л. Гастропатия, индуцированная нестероидными противовоспалительными препаратами: пути решения проблемы. Рус. мед. журн. 2009; 2: 54-7.
  22. Пахомова И.Г. НПВП-индуцированные поражения желудочно - кишечного тракта: проблемы, особенности и пути решения.. Гастроэнтерология. Приложение к журналу Consilium Medicum. 2009; 2: 71-6.
  23. Грищенко Е. Гастропатии, вызванные нестероидными противовоспалительными препаратами: патогенез профилактика и лечение. Ремедиум. 2012; 10: 43-4.
  24. Пахомова И.Г. Новые возможности в минимизации риска НПВП-индуцированных гастропатий. Рус. мед. журн. 2014; 10: 772-6.
  25. Roth S.H. Coming to terms with nonsteroidal anti - inflammatory drug gastropathy. Drugs 2012; 72 (7): 873-9.
  26. Roth S.H. Nonsteroidal anti - inflammatory drug gastropathy: new avenues for safety. Clin Interv Aging 2011; 6: 125-31.
  27. Трухан Д.И. Выбор нестероидного противовоспалительного препарата с позиций профилактики НПВП-гастропатии и лекарственной безопасности. Consilium Medicum. 2014; 8: 14-9.
  28. Brown T.J, Hooper L, Elliott R.A et al. A comparison of the cost - effectiveness of five strategies for the prevention of non - steroidal anti - inflammatory drug - induced gastrointestinal toxicity: a systematic review with economic modelling. Health Technol Assess 2006; 10 (38): 1-183.
  29. Пасечников В.Д. Механизмы защиты слизистой оболочки желудка и NO-высвобождающие нестероидные противовоспалительные препараты. Consilium Medicum. 2013; 9: 76-80.
  30. Каратеев А.Е. На пути к созданию новой генерации нестероидных противовоспалительных препаратов: амтолметин гуацил. Совp. ревматология. 2014; 2: 72-8.
  31. Якоб О.В. Есть ли возможность снизить риск развития НПВП-гастропатии? Фарматека. 2013; 6: 16-21.
  32. Маев И.В., Лебедева Е.Г. Терапия гастропатии, индуцированной приемом нестероидных противовоспалительных препаратов, у лиц пожилого возраста. Справ. поликлин. врача. 2011; 3: 26-31.
  33. Маев И.В., Лебедева Е.Г. Возможности ингибиторов протонной помпы в терапии гастропатии, индуцированной приемом нестероидных противовоспалительных препаратов, у лиц пожилого возраста. Consilium Medicum. Гастроэнтерология (Прил.). 2011; 1: 16-21.
  34. Трухан Д.И., Тарасова Л.В., Филимонов С.Н., Викторова И.А. Болезни пищевода, желудка и двенадцатиперстной кишки. Клиника, диагностика и лечение. Спб.: СпецЛит, 2014.
  35. Трухан Д.И., Викторова И.А. Внутренние болезни: Гастроэнтерология. Спб.: СпецЛит, 2013.
  36. Вялов С.С. Противовоспалительная терапия и гастротоксичность: реальные возможности профилактики. Рус. мед. журн. 2014; 22. http://rmj.ru/articles_9750.htm
  37. Antman E.M, Bennett J.S, Daugherty A et al. Use of nonsteroidal antiinflammatory drugs. An Update for Clinicians. A Scientific Statement from the American Heart Association. Circulation 2007; 115: 1634-42.
  38. Bhatt D.L, Scheiman J, Abraham N.S et al. ACCF/ACG/AHA 2008 Expert Consensus Document on Reducing the Gastrointestinal Risks of Antiplatelet Therapy and NSAID Use A Report of the American College of Cardiology Foundation Task Force on Clinical Expert Consensus Documents. Circulation 2008; 118: 1894-909.
  39. Chan F.K, Abraham N.S, Scheiman J.M, Laine L. Management of Patients on Nonsteroidal Anti - inflammatory Drugs: A Clinical Practice Recommendation From the First International Working Party on Gastrointestinal and Cardiovascular Effects of Nonsteroidal Anti - inflammatory Drugs and Anti - platelet Agents. Am J Gastroenterol 2008; 103: 2908-18.
  40. Lanza F.L, Chan F.K, Quigley E.M. Guidelines for Prevention of NSAID-Related Ulcer Complications. Am J Gastroenterol 2009; 104: 728-38.
  41. Rostom A, Moayyedi P, Hunt R. Canadian Association of Gastroenterology Consensus Group.Canadian consensus guidelines on long - term nonsteroidal anti - inflammatory drug therapy and the need for gastroprotection: benefits versus risks. Aliment Pharmacol Ther 2009; 29 (5): 481-96.
  42. Scheiman J.M, Hindley C.E. Strategies to optimize treatment with NSAIDs in patients at risk for gastrointestinal and cardiovascular adverse events. Clin Ther 2010; 32 (4): 667-77.
  43. Трухан Д.И., Тарасова Л.В., Акимова М.А. Выбор анальгетика на этапе оказания первичной медико - санитарной помощи: в фокусе внимания - кеторолак. Consilium Medicum. 2014; 2: 84-9.
  44. Трухан Д.И., Деговцов Е.Н. Выбор анальгетика в хирургической практике: внимание на кеторолак. Consilium Medicum. Хирургия (Прил.). 2014; 2: 51-4.
  45. Chan F.K. The David Y. Graham lecture: use of nonsteroidal antiinflammatory drugs in a COX-2 restricted environment. Am J Gastroenterol 2008; 103 (1): 221-7.
  46. Абдулганиева Д.И. Особенности ведения больных с НПВП-индуцированной гастропатией. Клин. перспективы в гастроэнтерологии, гепатологии. 2011; 6: 23-9.
  47. Пиманов С.И., Дикарева Е.А., Макаренко Е.В. Как уменьшить гастроинтестинальный риск при использовании нестероидных противовоспалительных препаратов? Consilium Medicum. 2014; 2: 95-9.
  48. Маев И.В., Вьючнова Е.С., Лебедева Е.Г. Место ингибиторов протонной помпы в терапии гастропатий, индуцированных приемом нестероидных противовоспалительных препаратов. Клин. перспективы в гастроэнтерологии, гепатологии. 2006; 6: 16-23.
  49. Цурко В.В., Егоров И.В. Ингибиторы протонной помпы в терапии воспалительных заболеваний верхнего отдела пищеварительного тракта, индуцированных нестероидными противовоспалительными препаратами. Справ. поликлин. врача. 2013; 3. http://con-med.ru/ magazines /physician/ physician-03-2013
  50. Трухан Д.И, Тарасова Л.В. Гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь в практике врача первого контакта. Рос. мед. вести. 2013; 1: 16-25.
  51. Malfertheiner P, Megraud F, O'Morain C.A et al. Management of Helicobacter pylori infection - the Maastricht IV. Florence Consensus Report Gut 2012; 61: 646-64.
  52. Есин Р.Г. Современные принципы лечения боли: 10 постулатов, или Как избежать ошибок. Consilium Medicum. 2014; 9: 94-9.
  53. Каратеев А.Е. Что лучше для профилактики НПВП-гастропатии: коксибы или комбинация «традиционных» НПВП и гастропротектора? Рус. мед. журн. 2013; 13. http://rmj.ru/articles_8770.htm
  54. Трухан Д.И., Тарасова Л.В. Рациональная фармакотерапия и лекарственная безопасность в кардиологии. Справ. поликлин. врача. 2013; 5: 21-6.
  55. FDA Public Health Advisory: FDA announces important changes and additional warnings for COX-2 selective and non - selective non - steroidal anti - inflammatory drugs (NSAIDs). http://www.fda.gov/ cder/drug/advisory/ COX2.htm
  56. Каратеев А.Е. Амтолметин гуацил - новое средство для купирования острой боли. Хирургия. 2013; 2. http://con-med.ru/magazines /surgery/surgery-2-2013/amtolmetin_ guatsil_novoe_sredstvo_dlya_kupirovaniya_ostroy_boli/
  57. Тавелла А., Урсини Дж. Клиническое исследование противовоспалительной активности и переносимости со стороны желудочно - кишечного тракта Амтолметина гуацила (нового НПВП) по сравнению с диклофенаком у пациентов пожилого возраста с патологиями костно - суставной системы. Рус. мед. журн. 2013; 32. http://rmj.ru/articles_9074.htm
  58. Шавловская О.А. Амтолметин гуацил: опыт применения в клинической практике. Справочник поликлинического врача. 2014; 7: 54-8.
  59. Пахомова И.Г., Апэрэче Б.С. Перспективы использования оксид азота - ассоциированного нестероидного противовоспалительного препарата - амтолметин гуацила. Consilium Medicum. 2014; 9: 89-94.
  60. Барышникова Н.В., Белоусова Л.Н., Едемская М.А. Нестероидный противовоспалительный препарат с гастропротективным действием - миф или реальность? Consilium Medicum. 2014; 12: 72-4.
  61. Сологова С.С., Максимов М.Л. Эффективность и гастропротективные свойства нового противовоспалительного препарата: амтолметин гуацил в лечении болевого синдрома. Рус. мед. журн. 2014; 18. http://rmj.ru/articles_9613.htm
  62. Максимов М.Л. Актуальные вопросы эффективности и безопасности современных нестероидных противовоспалительных препаратов. Рус. мед. журн. 2014; 28. http://rmj.ru/articles_9862.htm
  63. Цурко В.В., Шавловская О.А., Фокина Н.М. НПВП - что изменилось за последние 10 лет? Рус. мед. журн. 2014; 28. http://rmj.ru/articles_9854.htm
  64. Marcolongo R, Frediani B, Biasi G et al. Metanalysis of the tolerability of amtolmetin - guacyl, a new, efficacious, non - steroidal anti - inflammatory drug, compared with traditional NSAIDs. Clin Drug Invest 1999; 17: 89-96.
  65. Ham M, Kaunitz J.D. Gastroduodenal mucosal defense. Curr Opin Gastroenterol 2008; 24: 665-73.
  66. Laine L, Takeuchi K, Tarnawski A. Gastric mucosal defense and cytoprotection: bench to bedside. Gastroenterology 2008; 135: 41-60.
  67. Nayeb-Hashemi H, Kaunitz J. Gastroduodenal mucosal defense. Curr Opin Gastroenterol 2009; 25: 537-43.
  68. Tulassay Z, Herszenyi L. Gastric mucosal defense and cytoprotection. Best Practice & Research Clinical Gastroenterology 2010; 24: 99-108.
  69. Palileo C, Kaunitz J.D. Gastrointestinal defense mechanisms. Curr Opin Gastroenterol 2011; 27: 543-8.
  70. Al-Jiboury H, Kaunitz J.D. Gastroduodenal mucosal defense. Curr Opin Gastroenterol 2012; 28: 594-601.
  71. Kirkova M, Kesiova M, Konstantinova S et al. In vivo effects of amtolmetinguacyl on lipid peroxidation and antioxidant defence systems in different models of gastrointestinal injury. Autonomic Autacoid Pharmacol 2007; 27: 63-70.
  72. Rong Z, Xu Y, Zhang C et al. Evaluation of intestinal absorption of amtolmetinguacyl in rats: breast cancer resistant protein as a primary barrier of oral bioavailability. Life Sci 2013; 92 (3): 245-51.
  73. Pisano C, Grandi D, Morini G et al. Gastrosparing effect of new antiinflammatory drug amtolmetinguacyl in the rat. Involvement of nitric oxide. Dig Dis Sci 1999; 44: 713-24.
  74. Li Y.H, Li J, Huang Y et al. Gastroprotective effect and mechanism of amtolmetingua cyl in mice. World J Gastroenterol 2004; 10 (24): 3616-20.
  75. Bianchi P.G, Montrone F, Lazzaroni M et al. Clinical and gastroscopic evaluation of amtolmetinguacyl versus diclofenac in patients with rheumatoid arthritis. Ital J Gastroenterol Hepatol 1999; 3: 378-85.
  76. Tavella G, Ursini G. Studio clinic sull’attivita antinfiammatoria e sulla tollerabilita gastroenterica di amtolmetinguacil, un nuovo FANS, in confronto a diclofenac, supazientianziani con patologieosteoarticolari. Clin Ther 1997; 148: 543-8.
  77. Montrone F, Santandrea S, Caruso I et al. Amtolmetinguacyl versus piroxicam in patients with osteoarthritis. J Int Med Res 2000; 28: 91-100.
  78. Jajic Z, Malaise M, Nekam K et al. Gastrointestinal safety of amtolmetinguacyl in comparison with celecoxib in patients with rheumatoid arthritis. Clin Exper Rheumat 2005; 23: 809-18.
  79. Wilner K.D, Rushing M, Walden C et al. Celecoxib does not affect the antiplatelet activity of aspirin in healthy volunteers. J Clin Pharmacol 2002; 42: 1027-30.
  80. Tubaro E, Belogi L, Mezzadri C.M. Anti - inflammatory and antiplatelet effect of Amtolmetin Guacyl, a new gastroprotective non - steroidal anti - inflammatory drug. Arzneim Forsch Drug Res 2001; 51: 737-42.

Copyright (c) 2015 Consilium Medicum

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.

СМИ зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации СМИ: серия ПИ № ФС77-63969 от 18.12.2015. 
СМИ зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации СМИ: серия
ЭЛ № ФС 77 - 69134 от  24.03.2017.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies